silent_gluk: (pic#4742427)
[personal profile] silent_gluk
Так уж получилось, что в воскресенье надо было написать о другом, в понедельник пришла информация о 17 томе ПСС... так что традиционный библиографический пост получается только сегодня. Зато _какое_ с нами издание!..



Это обложка.


Читать дальше )

Итак, с нами:

Стругацкий А. Мир Полудня: [Сборник] / Стругацкий А., Стругацкий Б.; Компьютерный дизайн Г.Смирновой; [Иллюстрации на обложке А.Дубовика, М.Уэлана]. - М.: Изд-во АСТ, 2016. - 1344 с. - ISBN 978-5-17-095625-8. - 3.000 экз. - Подп. в печ. 16.02.2016. - Заказ № 3006.

Содерж.:
Страна багровых туч / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 5-162
Путь на Амальтею / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 163-204
Стажеры / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 205-322
Хищные вещи века / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 323-410
Чрезвычайное происшествие / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 413-421
Забытый эксперимент / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 422-434
Испытание «СКИБР» / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 435-444
Частные предположения / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 445-456
Шесть спичек / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 457-467
Бедные злые люди / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 468-470
Полдень, XXII век / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 471-628
Трудно быть богом / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 629-722
Попытка к бегству / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 723-778
Далекая Радуга / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 779-842
Обитаемый остров / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 843-1010
Малыш / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 1011-1086
Парень из преисподней / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 1087-1138
Беспокойство / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 1139-1160
Несколько слов о повести "Беспокойство" / Б.Стругацкий. С.1141
Жук в муравейнике / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 1161-1258
Волны гасят ветер / А.Стругацкий, Б.Стругацкий. С. 1259-1342

Что можно сказать об издании?.. Помимо того, что оно довольно крупноформатное и тяжелое (и не слишком удобное в обращении)? Часть рисунков я что-то не припоминаю, но, боюсь, этим обязана склерозу, а не оригинальности оформления. А тексты - уже стандартные, "сталкеровские исправленные". Интересно, после выхода ПСС буде ли волна "стандартных, из ПСС"?..
silent_gluk: (pic#4742423)
[personal profile] silent_gluk
...сегодня начнется "Филигрань-2017" (приходить к 15.00. Москва, Трубниковский переулок, дом 17, Государственный литературный музей "Дом Остроухова", второй этаж), в чьих рамках состоятся Чтения памяти А. и Б. Стругацких (гм, а я помню времена, когда было наоборот: "Филигрань" вручалась в рамках Чтений, а у тех эхотажен был не один-единственный доклад...), в рамках которых будет и эхотажный доклад: Д.Володихин, "Общество Полдня в "Далекой Радуге": поражение, победа... или все-таки поражение?".

Интересно, удастся ли добыть его текст?..
silent_gluk: (pic#4742427)
[personal profile] silent_gluk
Оригинал взят у [livejournal.com profile] pashap в Загадки хронологии мира Полудня
Как известно, Аркадий и Борис Стругацкие не задумывались о единой хронологии мира, в котором происходят события мира Полудня - им это просто было не нужно. В результате любая попытка сделать сквозную хронологию будущего по версии Стругацких окажется внутренне противоречивой. Такие противоречия содержат как "официальная" хронология мира Полудня, так и хронология С.Переслегина. Однако идея записать единую историю мира Полудня является весьма притягательной (а в случае ролевой игры по этому миру - просто необходимой). При этом составитель хронологии вынужден выбирать, каким из эпизодов книг Стругацких придавать внимание, а какими - пренебрегать, и как-то разрешать противоречия. В данном тексте рассмотрено несколько таких противоречий истории мира Полудня и мои предпочтения по способам их разрешения.

1. Точка развилки )
2. Первый человек, родившийся на Марсе )
3. Вторая точка развилки )
4. Вечный Горбовский )
5. Сколько было Быковых )
6. Когда придумали биоблокаду )
7. И дольше века длится Полдень )
8. Когда родился Малыш )
9. Драмба игнорирует уран )
silent_gluk: (pic#4742471)
[personal profile] silent_gluk
Отсюда - https://www.facebook.com/photo.php?fbid=482089648797995&set=a.131085540565076.1073741827.100009908921583&type=3 - по информации [livejournal.com profile] umklaidet.

Андрей Стругацкий
8 ч ·
Борис Стругацкий в своих "Комментариях к пройденному" вспоминал, что многим читателям, привыкшим к оптимистической советской фантастике, не понравилась трагическая концовка повести "Далёкая Радуга". В числе прочих отзывов однажды БН получил письмо от недовольного одиннадцатилетнего мальчика Славы, ученика 4-го класса, с предложением изменить финал и спасти героев повести.
«Припишите там что-нибудь, вроде: Вдруг в небе послышался грохот. У горизонта показалась черная точка. Она быстро неслась по небосводу и принимала все более ясные очертания. Это была «Стрела». Вам лучше знать. Пишите, пожалуйста, больше».
Спустя некоторое время мальчик Слава вырос и стал известным писателем-фантастом Вячеславом Рыбаковым, автором прекрасных повестей и романов, одним из лучших учеников Бориса Стругацкого.
И кстати говоря, произведения Рыбакова далеко не всегда заканчиваются хэппи-эндом...
А недавно Вячеслав "раскопал своих подвалов" и обнаружил ответ Бориса Натановича на то самое давнее письмо. И любезно дал мне разрешение на его публикацию.
Вот этот ответ, читайте.




И из комментариев:

Levkonoe Zhabba У меня тоже есть письмо от Б.Н. , написанное в 79 г. Я спрашивала его про японскую литературу, а он вежливо и любезно переадресовал меня к А.Н.

silent_gluk: (pic#4742427)
[personal profile] silent_gluk
Громова А. Золушка // Литературная газета (М.). - 1964. - 1 февр. - С.2-3.

ЗОЛУШКА
CУДЬБА нашей научной фантастики таит в себе немало загадочного. С одной стороны, книги молодых писателей-фантастов - А. и Б. Стругацких, А. Днепрова, С. Гансовского и других - издаются массовыми тиражами и все же немедленно исчезают с прилавков книжных магазинов; они пользуются, без преувеличения, мировой известностью (например, произведения Стругацких изданы в Чехословакии, Польше, Румынии, ГДР. Франции, Италии, Японии, Англии. США, Канаде). С другой стороны, фантастика продолжает числиться, по меткому выражению И. Ефремова, падчерицей литературы: «серьезная» критика ее не замечает, «солидные» журналы считают ниже своего достоинства не то что печатать фантастику, но даже знакомиться с ней; доступ в члены союза писателей для тех, кто работает в этом жанре, фактически закрыт...
Читать дальше )
Весной прошлого года московские писатели-фантасты поехали в Харьков по приглашению Общества любителей научной фантастики, Харьков - город заводов и институтов, а значит - город ученых. Общество любителей научной фантастики и возникло при Доме ученых. В его составе - академики, профессора, доценты. Но общество создано на широких демократических началах: в его заседаниях принимают самое активное участие инженеры, техники, преподаватели, врачи, рабочие, студенты, даже школьники старших классов. Зал общества зачастую не вмещает всех желающих. Приходят иной раз человек 500 и в тесноте, да не в обиде сидят (а то и стоят) до полуночи, спорят, рассуждают, мечтают. Выступающих всегда много, уговаривать не приходится. И регламент для всех одинаков - и академику, и школьнику дают пять минут (впрочем, иногда зал голосует - продлить!). Спорят яростно, аргументация остроумна и глубока.
Да и записки, которые писали гостям-москвичам Аркадию Стругацкому, Анатолию Днепрову, отличались от обычных вопросов писателям. Спрашивали: «Что вы думаете о проблеме бессмертия?», «Как вы относитесь к проблеме соотношения сознательного и подсознательного; имеет ли подсознательное право на изображение в научно-фантастической литературе?», «Считаете ли вы возможным создание кибернетической машины, обладающей человеческой психикой?», «Какой вы представляете любовь в будущем?», «Будут ли люди будущего счастливей людей настоящего?»
Писатели - участники встречи - были пока что счастливы в настоящем: это была их аудитория. Именно к этому громадному и все расширяющемуся кругу читателей и адресуется современная фантастика.
Читать дальше )
То, что фантастика продолжает успешно развиваться в этих условиях, говорит о ее большой жизнеспособности. Но, разумеется, такое положение дел не может ей не вредить. Действительно, ведь все поиски фантастики, настойчивые, страстные, ведущиеся в весьма различных направлениях, одинаково игнорируются «серьезной» критикой. Никто не пытается осмыслить, что же хорошо и что плохо в современной фантастике, каковы основы и перспективы развития этого жанра. Вот появилось в прессе несколько рецензий на повести Геннадия Гора (может, потому, что Гор все же «чистый» писатель и критики считают, что он просто на досуге балуется фантастикой?). Гора снисходительно похваливают - мол, ничего, философствуй себе, можно,-а обнаруженные у него недостатки списывают на общий счет фантастики: что с нее возьмешь, такой уж это неполноценный жанр! И фантастика Гора рассматривается, конечно, «самовито», изолированно от всего, что делают другие фантасты. Между тем, если вдумчиво проанализировать проблематику и художественные приемы Г. Гора в сопоставлении, например, с творчеством Стругацких или Днепрова, то станет ясно, что мы имеем дело с принципиально различными направлениями современной фантастики (речь идет в данном случае не об уровне таланта и мастерства, а именно о направлении поисков, об исходных позициях).
Возьмем хотя бы те же сборники, изданные «Знанием». Ведь уже по повестям и рассказам, которые представлены там, ясно, как разнообразна по проблематике и стилевым приемам наша фантастика.
Острый моральный конфликт. лежащий в основе «Далекой Радуги» Стругацких, окрашивает атмосферу этой талантливой повести в суровые и яркие тона трагической романтики, но не делает ее однообразной по колориту: там есть и добродушный юмор, органически присущий творчеству Стругацких, и лирическая любовная сцена (почти уникальное для этих авторов явление), и очень напряженные, остродинамические сцены. Но главное в повести - философские и моральные проблемы, связанные с научным поиском, опасным экспериментом и его последствиями.
Читать дальше )
Словом, современная советская фантастика представлена в двух этих сборниках хорошо и разнообразно. А вот с критикой дело обстоит иначе, и это не случайно.
Посмотрите на критические статьи, помещенные в сборниках «Знания»: ведь по ним трудно понять. кто же пишет хорошо и кто плохо, кто талантлив и смел, кто бездарен и подражателен. Можно сказать в качестве объяснения, что критики, проявляющие постоянный интерес к фантастике (такие все же есть, хоть их по пальцам перечтешь), в кои-то веки получив трибуну для выступления, стараются поддержать честь жанра, стоять «спиной к спине у грота». Но объяснение - не оправдание. Приводит это, по логике вещей, к тому, что, например, Е. Брандис и Вл. Дмитревский в статье «Век нынешний и век грядущий» о новаторской яркой повести братьев Стругацких говорят в том же благожелательно-безразличном тоне, что и о немыслимо разбухшем, сером и невыразительном романе Г. Мартынова «Гость из бездны», - мол, и у Стругацких, и у Мартынова есть недостатки, но есть и достоинства. А в общем «нельзя умолчать», как говорят авторы статьи, и об А. Днепрове (который, как бы строго о нем ни судить, демонстрирует в своем творчестве одно из принципиально важных и интересных направлений современной фантастики), и об Ал. Шалимове, который довольно грамотно компонует свои рассказы из готовых деталей: все, дескать, неплохи, все фантасты.
Нашей фантастике нужно не снисходительное и неразборчивое похваливанье, а серьезный анализ специфики и перспектив жанра, трезвый и бескомпромиссный разговор о достоинствах и недостатках. Проблемы жанра фактически не разработаны, а истина, как известно, рождается в спорах. Поэтому, веря в то, что издательство «Знание» продолжит начатое дело, альманах научной фантастики будет жить, хочется пожелать, чтобы отдел критики в этом альманахе строился в основном на смелой, свободной дискуссии, на столкновении различных точек зрения.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742419)
[personal profile] silent_gluk
Отсюда: http://rusrep.ru/article/print/10025046/

Тарасевич Г., Максимов А., Лейбин В. Счастье для всех. Даром: 10 дилемм братьев Стругацких: последняя русская идеология // Русский репортер (М.). - 2014. - 29 нояб.

Счастье для всех. Даром

Ссылка на статью: http://rusrep.ru/article/2012/11/28/abs

Авторы: Григорий Тарасевич, Антон Максимов, Виталий Лейбин

10 дилемм братьев Стругацких: последняя русская идеология



На прошлой неделе ушел из жизни Борис Стругацкий, последний из тех, к кому в нашей культуре обращались как к пророку. Действительно, братья Стругацкие — больше чем писатели. Они не про литературу или, точнее, не только про литературу. Недаром философ Александр Пятигорский в частной беседе обмолвился, что только они отрефлексировали проблематику второй половины ХХ века. Так или иначе, именно на языке братьев Стругацких последние полвека наша культура чаще всего ставила свои «проклятые вопросы». И если у нас сейчас есть остатки общего мировоззрения и идеологии, то описать это можно только на их языке и из опыта тех, кто строил свою жизнь с помощью сконструированных ими ролей и ситуаций.

Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
И по этому поводу - очередное издание.



Это обложка.


Читать дальше )

Итак, это:

Стругацкий А. Путь на Амальтею: [повесть]; Далекая Радуга: [роман] / Стругацкий А., Стругацкий Б.; Серийное оформление и компьютерный дизайн В.Воронина; [Иллюстрация на обложке М.Уэлана]. - М.: Изд-во АСТ, 2016. - 224 с. - (Книги братьев Стругацких). - ISBN 978-5-17-094324-1. - Доп. тираж 2.000 экз. - Подп. в печ.25.05.2016. - Зак. № 1609810.

Содерж.:
Путь на Амальтею. С.5-90.
Далекая Радуга. С.91-223.

Ну что - текст стандартный восстановленный, обложка - традиционно озадачивающая (и хорошо, что не из серии "Миры братьев Стругацких").
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
Громова А. Двойной лик грядущего: Заметки о современной утопии // НФ: Альм. науч. фантастики. - М., 1964. - С.270-309.

Статья печатается в порядке обсуждения,
Современная утопия - термин, конечно, весьма условный и даже вряд ли правомерный. За неимением иного уговоримся пока называть так весьма разнородные по содержанию и форме произведения, в которых наши современники пытаются сконструировать облик близкого или отдаленного будущего. Эти предвидения будущего в наши дни отошли так далеко от утопий прошлого, что, в сущности, трудно даже говорить о какой-то преемственности жанра. Слишком многое изменилось в картине мира, в объеме и характере познаний, в психике людей за четыре с половиной века, отделяющих нас от "Утопии" Томаса Мора; да, впрочем, и от великих утопистов XIX века - Сен-Симона, Фурье - Оуэна нас отделяет практически почти такое же, безмерно громадное расстояние.
Читать дальше )
"Туманность Андромеды" знаменует собой начало развития современной советской утопии. Вслед за ней появились другие книги, авторы которых пытаются представить себе облик будущего, основанного на коммунистических началах.
Наиболее плодотворно и активно работают в этом направлении Аркадий и Борис Стругацкие. Их романы и повести "Возвращение", "Попытка к бегству", трилогия "Страна багровых туч", "Путь на Амальтею" и "Стажеры", "Далекая Радуга", а также некоторые рассказы ("Белый конус Алаида", "Почти такие же", "Частные предположения" и др.) в целом очень широко и детально обрисовывают мир будущего, каким он видится этим авторам.
Мир этот, разумеется, не противоречит в принципе миру "Туманности Андромеды" - ведь идейная основа туг одинакова; но конкретный его облик совершенно иной и обрисован иными приемами.
Прежде всего мир Стругацких кажется более близким к нашей эпохе, чем мир Ефремова. Так оно, собственно, и обозначено авторами: в "Туманности Андромеды" действие происходит примерно через 2000 лет после наших дней, а "Возвращение" Стругацких имеет подзаголовок: "Полдень. 22-й век". Впрочем, следует сразу оговориться: в мире Стругацких есть свое движение времени. Действие трилогии происходит в конце XX - начале XXI века; ее главные герои - Быков, Крутиков, Юрковский, Дауге появляются в "Стране багровых туч" молодыми, а в "Стажерах" мы видим их уже ветеранами космоса, стареющими людьми. Основное время действия в "Возвращении" - XXII век, но оттуда переброшены мостики в прошлое, ко временам трилогии, и в будущее - к той эпохе, о которой идет речь в "Попытке к бегству". (Это уж не говоря о том, что "Попытка к бегству" захватывает в свою орбиту и эпоху второй мировой войны, и эпоху феодализма). Рассказы тоже относятся к разным эпохам, подключаются, как штрихи, к той или иной картине будущего. Поэтому в мире Стругацких очень отчетливо ощущается бег времени, движение во времени, которое И. Ефремов лишь намечает как тенденцию.
Но дело не только в этом различии, хоть и оно весьма характерно. Мир Стругацких вообще отличается пластичностью, предметностью, он гораздо более ощутим, реален, обжит, чем величественная панорама "Туманности Андромеды". Это впечатление идет прежде всего от образов героев - они обрисованы вполне реалистично, без всякой внешней приподнятости, торжественности. Говорят герои Стругацких тоже простым, ничуть не возвышенным языком, частенько чертыхаются, еще чаще смеются и острят - у них прекрасно развито чувство юмора.
Сила воображения у Стругацких развита не меньше, чем у Ефремова, но применяют они эту силу несколько в иных целях - чтоб добиться максимальной иллюзии реальности того мира, который пока существует лишь в их воображении, чтоб заставить читателей дышать воздухом этого далекого мира, видеть его небо, его здания, его обитателей, ходить по его дорогам и слушать его голоса.
Конечно, выигрывая в точности и пластичности, Стругацкие по сравнению с Ефремовым проигрывают в смелости обобщений, в широте перспективы; однако их подход к теме имеет настолько явные преимущества, что с таким проигрышем есть смысл примириться. В самом деле, исходя из того, что и в XXI, и в XXII, и в последующих веках люди изменятся не так уж сильно, будут "почти такие же", Стругацкие сразу получают возможность применять для создания образов своих героев богатейший арсенал реалистической поэтики, в том числе и поэтики Хемингуэя, которая им явно импонирует. Придирчивые критики могут сколько угодно попрекать Стругацких за "приземленность" их героев: это не приземленность, а заземление, которое придает жизненную достоверность и правдивость их образам.
Что же происходит в мире Стругацких?
В конце XX - начале XXI века в этом мире, где межпланетные полеты уже вошли в привычку и начинается эра межгалактических экспедиций, все еще существует капитализм. Нет, это не то состояние "холодной войны", в любую минуту грозящее атомным взрывом, которое нарисовал Ф. Дюренматт. Это сосуществование, постоянная борьба во всех формах - от добродушной по тону, хоть и серьезной по существу перепалки (разговор Ивана Жилина с барменом Джойсом) до стычки с применением оружия (Юрковский и Жилин на Бамберге). Но это - сосуществование уже давно не на равных правах. Капитализм одряхлел и шаг за шагом отступает по всему фронту. "Да, да, коммунизм как экономическая система взял верх, это ясно, - говорит инженер американской компании Ливингтон. - Где они сейчас, прославленные империи Морганов, Рокфеллеров, Круппов, всяких там Мицуи и Мицубиси? Все лопнули и уже забыты. Остались жалкие огрызки вроде нашей "Спейс Перл", солидные предприятия по производству шикарных матрасов узкого потребления... да и те вынуждены прикрываться лозунгами всеобщего благоденствия".
Картина будущего выглядит тут, пожалуй, чересчур идиллично. Однако авторы устами того же героя напоминают о реальной опасности, против которой придется долго бороться и после того, как коммунизм победит во всем мире. "Мещанство. Косность маленького человека. Мещан не победить силой, потому что для этого их пришлось бы физически уничтожить. И их не победить идеей, потому что мещанство органически не приемлет никаких идей... Я не знаю, куда вы намерены девать два миллиарда мещан капиталистического мира. У нас их перевоспитывать не собираются. Да, капитализм - труп. Но это опасный труп".
Рассуждения Ливингтона во многом правильны. Но они ошибочны в исходной позиции: он считает, что "средний" человек - мещанин от природы, в каких бы условиях он ни жил, что мелкособственническое свинство и равнодушие - имманентные свойства человека и тут уж ничего не поделаешь.
В XXIII веке не остается даже следов ни капиталистического строя, ни мещанства. О последних капиталистах-продуцентах "шикарных матрасов" помнят только их современники-звездолетчики, благодаря парадоксу времени очутившиеся в XXII веке. В романе "Возвращение" мы видим счастливое, сильное, красивое человечество. Очень счастливое, но опять-таки ничуть не напоминающее ни карамельный рай, которым восхищается Ян Вайсс, ни тот внешне безмятежный и веселый, но неизлечимо больной мир, против которого страстно предостерегает Станислав Лем. Это мир, родственный ефремовскому, - устремленный в будущее, полный смелых замыслов и смелых дел, мир очень разнообразный, очень жизнерадостный и веселый, мир, многое познавший, но страстно стремящийся к новым высотам знания, - словом, мир, жить в котором очень хорошо и интересно. И показан этот мир в "Возвращении" тоже широко, по принципу панорамы, медленно проходящей перед глазами пришельцев из прошлого (классический прием утопии!). Штурман Кондратьев и врач Славин, единственные уцелевшие члены экипажа "Таймыра", вовсе не чувствуют себя несчастными, попав в это будущее, процесс акклиматизации у них проходит легко и довольно быстро: ведь они попали не в чужой и враждебный мир, как Эл Брегг в "Возвращении со звезд" Лема, - нет, они оказались среди своих.
О более далеких веках Стругацким, пожалуй, не удается рассказать с такой же яркостью и убедительностью. Тут сказывается известная ограниченность избранной ими манеры (впрочем, опять-таки, выбор тут невелик - либо чистая публицистика, либо максимальное сближение с нашим уровнем реакций и восприятии). Мы допускаем, что люди начала XXI века будут очень похожи на нас. Талант авторов заставляет нас верить и тому, что эти люди, попав на столетие вперед своей эпохи, освоятся там легко и безболезненно, что опять-таки их психика не будет существенно отличаться от психики "правнуков". Но разница между людьми XXI и XXII веков все же ощущается в романе достаточно ясно, и доверие читателя не нарушается. Но когда оказывается, что и в последующие века человечество ничуть не меняется (а если и меняется, то не всегда разберешь, к лучшему ли, ибо наш современник Саул выглядит в общем-то умней, благородней и смелей тех обитателей далекого века, с которыми он сталкивается в "Попытке к бегству", хотя Вадим и Антон, бесспорно, милейшие ребята), то это уже заставляет задуматься: полно, так ли это будет? Ведь человеку XVIII века пришлось бы очень нелегко в нашем XX (а уж тем более - жителю, скажем, XV века!). А темпы развития все ускоряются, и даже за ближайшие пятьдесят лет человечество изменится весьма существенно, ибо изменятся условия его существования. Что же будет через двести лет и еще позже? Нет, философская правота здесь на стороне Лема - человечество будет непрерывно меняться и будущее нельзя строить по мерке настоящего, оно будет совсем иным.
Но, с другой стороны, что же делать художнику, желающему изобразить будущее и людей будущего, желающему приподнять хоть уголок завесы над светлым миром коммунизма? Следует ли ему отказываться от этого намерения, если он даже и знает заранее, что не все ему удастся в равной мере? Нет, это было бы глубоко неправильно. Миру - всему миру, а не только Советскому Союзу - нужны картины светлого будущего, в которое приходится грудью прокладывать дорогу. И значение таких книг, как "Туманность Андромеды" И. Ефремова или "Возвращение" А. и Б. Стругацких, далеко выходит за рамки искусства. Это - умная, страстная, искренняя проповедь идеалов коммунизма, рассказ о том, к чему приведет осуществление этих идеалов, какая великолепная, яркая, глубоко интересная жизнь откроется перед человечеством, когда оно уничтожит войны и эксплуатацию. Книги эти активно участвуют в битве идей, идущей сейчас во всем мире.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742416)
[personal profile] silent_gluk
Днепров А. На перекрестках фантастики: Заметки писателя-фантаста // Молодой коммунист (М.). - 1964. - № 12. - С.113-118.

Говорят, стоит придумать новый термин, и можно приниматься за создание новой науки. Шутка, конечно. Но если есть в ней доля правды, то она относится и к литературным жанрам. Сначала появляется литературное произведение, не похожее на прежние. Затем придумывается наименование жанра. И вот новое направление в литературе.
Читать дальше )
Общество решает задачу исторической важности - воспитание нового человека. Роль литературы в этом процессе нельзя переоценить. И именно с этой точки зрения следует подходить к произведениям научной фантастики. Никаких скидок на жанр. Критический анализ конкретных произведений должен быть направлен именно на раскрытие главного - как писатель-фантаст выполняет задачу воспитания нового человека.
Между тем критики - и профессионалы и любители - иной раз подходят к оценке научно-фантастической вещи с заниженными требованиями, как к литературе второго сорта. Или, не замечая главного, весь пыл направляют на мелочи. Однажды мне пришлось долго разговаривать с библиотекарем, который буквально «разносил» произведения Аркадия и Бориса Стругацких за то, что герои в разговоре допускают «грубые словечки и выражения». Других, серьезных претензий к Стругацким не было. Странный, однобокий взгляд на творчество этих интересных писателей.
Кто они? Аркадий - востоковед, филолог. Его брат - научный работник, астроном. Возможно, их стоит упрекнуть за то, что герои нет-нет да и ляпнут не то слово. Это, может быть, и непростительно, потому что их герои - герои будущего. Однако главное совсем не в этом! У героев Стругацких есть чему поучиться. Мужество, беззаветная преданность делу, крепкая дружба и нелюбовь к пустому слову - вот что их отличает.
Из всего того, что написано этими писателями, мне лично больше всего по душе сборник рассказов «Путь на Амальтею», «Стажеры» и «Далекая Радуга». Это все «космические» произведения. Но в них космос уже стал обжитым. Это не место невероятных приключений, это место приложения знаний и труда на благо человечества земли. Космос необъятен, и там хватит работы на всех. И это работа для несгибаемых. Вот одна из основных идей произведений Стругацких. В космос отправляются опытные ученые, закаленные звездолетчики и молодежь, полная романтических мечтаний. И эту романтику корректирует суровая вселенная. Герои Стругацких четко представляют, что если обновленная земля требует от людей дружбы, взаимного уважения и взаимопомощи, то тем более эти качества необходимы в суровой внеземной обстановке.
«Далекая Радуга» - драматическое произведение. Перед исследователями будущего может стать такой вопрос: «Что важнее, человек или результаты его труда?» Жизнь на далекой «Радуге» обречена, и собравшиеся там ученые решают проблему: как поступить, тем более что времени нет. И решение, конечно, одно: жизнь человека важнее любых результатов научного или художественного творчества, сколько бы труда на него ни было потрачено. В детях - будущее человечества. Пусть на «Радуге» погибнут физики и их научные труды. Спасая детей, ученые неизбежно продолжат свою работу.
Читать дальше )
И на встречах с читателями - любителями и знатоками научно-фантастической литературы и в письмах-откликах на книги мне приходилось сталкиваться с таким вопросом: что научно и что ненаучно в фантастике и насколько правомерно загромождение повестей и рассказов псевдонаукой? Смысл псевдонауки таков: научные проблемы будущего не станут походить на современные. Значит, нужно что-то придумать. И - придумывают.
Этим отличаются, например, Стругацкие, как, впрочем, и многие другие писатели-фантасты. Они увлекаются слишком «фантастическими» научными проблемами. Отсюда непонятная, иногда раздражающая читателя псевдонаучная терминология: «нуль-физика», «П-волна» и т. д.
М. Емцев и Е. Парнов в «Уравнении с бледного Нептуна» свободно оперируют никому не известными «гравиконцентраторами» и «пси-связью». Примеров можно привести много. Думается, что современная наука дает достаточно богатый материал для фантаста, чтобы не выдумывать того, что непонятно даже самим авторам.
Читать дальше )
И еще одно, последнее замечание.
На «перекрестках» фантастики мы встречаем не только И. Ефремова, А. и Б. Стругацких, А. Полещука, С. Гонсовского, И. Варшавского и других добросовестных литераторов. На этих же «перекрестках» путается очень много таких «писателей», которые не заслуживают того, чтобы их имена назывались. Появление "псевдофантастов» - это угроза жанру, которую должны прежде всего заметить критики и издатели. Спрос на научную фантастику велик, читатель буквально расхватывает книги с титром «научно-фантастический». И этим кое-кто пользуется.
Было бы хорошо, если бы этот жанр литературы был сосредоточен в одном издательстве с квалифицированным редакционным советом, который был бы надежным фильтром, пропускающим к нашему читателю, особенно молодому, только то, что нужно читать и над чем стоит думать.
silent_gluk: (pic#4742427)
[personal profile] silent_gluk
Дмитревский Вл. Встречи с грядущим // О литературе для детей. - Л., 1964. - Вып.9. - С.29-46.


Читать дальше )
Я совершенно убежден, что «Магелланово облако» Станислава Лема наряду с «Туманностью Андромеды» И. Ефремова на сегодня лучшие, наиболее полные и законченные художественные произведения, создающие правдивое видение жизни на Земле в эпоху восторжествовавшего коммунизма.
Вплотную к ним примыкают повести Аркадия и Бориса Стругацких, занимающие все более значительное место в советской научной фантастике. Происходит это потому, что авторы «Страны багровых туч» не почили на лаврах своего первого литературного успеха. Их творческий труд напоминает бег с препятствиями. Всякий раз Стругацкие ставят перед собой новую, «усложненную» задачу и, надо признать, блестяще ее решают. Тому свидетельство - их повести «Возвращение», «Стажеры», «Попытка к бегству», «Далекая Радуга».
В Программе партии сказано: «В период перехода к коммунизму возрастает возможность воспитания нового человека, гармонически сочетающего в себе духовное богатство, моральную чистоты и физическое совершенство».
Вот он, ключ к пониманию центральной идеи, заложенной в каждом произведении Стругацких! Она четко сформулирована устами одного из героев повести «Стажеры» Ивана Жилина, того самого бортинженера легендарного «Тахмасиба», которого мы отлично помним по книге «Страна багровых туч».
Жилин, привязавшись к юному стажеру Юре Бородину, думает о том, что мог бы здорово помочь миллионам таких же Юриков, оставшихся на Земле. «Помочь им входить в жизнь, помочь найти себя, определить свое место в мире, научить хотеть сразу многого, научить хотеть работать взахлеб.
Научить настороженно относиться к опыту бывалых людей, потому что жизнь меняется необычайно быстро. Научить презирать мещанскую мудрость. Научить, что любить и плакать от любви не стыдно. Научить, что скептицизм и цинизм в жизни стоят дешево, что это много легче и скучнее, нежели удивляться и радоваться жизни.
Научить доверять движениям души своего ближнего. Научить, что лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому.
Научить, что дело не в том, как на тебя влияют другие, а в том, как ты влияешь на других.
И научить их, что один человек ни черта не стоит».
Но подлинный художник не имеет права ограничиться одним лишь декларированием своих воззрений.
Идея должна найти свое образное выражение! И вот, читая книги Стругацких, мы убеждаемся, что слово у них не расходится с делом. И герои старшего поколения - экипаж «Тахмасиба»: командир Алексей Быков, планетолог Владимир Юрковский, штурман Михаил Крутиков, бортинженер Иван Жилин, и представители молодежи - стажер Юрий Бородин, «смерть-планетчики» с астероида Эйномия и персонажи повестей «Возвращение» и «Далекая радуга» обретают видимые и осязаемые черты человека новой формации, шагнувшего из царства необходимости в царство свободы.
Жизнь каждого из них прежде всего неповторима. Друзья и соратники, совершившие когда-то первый полет на Венеру, вовсе не похожи один на другого. Суровый и внешне очень сухой Быков, «роскошный», лениво-пренебрежительный Юрковский, нежнейший Крутиков, простой и ясный Жилин... С одним было бы приятно провести застольные часы, с другим поговорить по душам, с третьим просто помолчать, иногда лишь встречаясь взглядами. Но с каждым из них и со всеми вместе легко и радостно совершить самое главное в своей жизни, такое, что потребует полной отдачи и самого высокого взлета души, то, что принято называть подвигом. И это объясняется тем, что у них есть своя, выверенная мера поступков и поведения, не позволяющая сфальшивить или принять малое и не очень значительное за большое и важное.
Кстати, о подвиге. Герои Стругацких, как правило, люди мужественные и смелые. Они не страшатся опасности. Охотно идут на риск. Возьмем, к примеру, Юрковского. Известный всей планете ученый, он в качестве генерального инспектора совершает «поездку» по трассам Солнечной системы. И когда на Марсе проводится облава на чудовищных пиявок, этот, уже немолодой, человек, первым проникает в пещеру, куда скрылись спасшиеся от облавы страшилища. Тот же Юрковский укрощает бунт «нищих духом» на астероиде Бамберга и в конце концов погибает во время исследования колец Сатурна, пытаясь помочь раздавленному каменной глыбой Крутикову.
В «Далекой Радуге» физик-нулевик Роберт Скляров садится на резервную «Харибду» (танк - поглотитель энергии) и вступает в неистовое, безнадежное единоборство с Волной, испепеляющей на своем пути все живое. А на другой «Харибде» работает флегматичный Патрик.
Можно привести много подобных примеров. Но характерно, что совершающему подвиг и в голову не приходит, что он поступает как-то особенно. Не звучат фанфары славы, и авторы не спешат увенчать героя лавровым венком. Подвиг становится поступком, вытекающим из нормы поведения человека. Иным он быть не может, ибо таково его существо - результат коммунистического воспитания многих поколений.
В каждом произведении Стругацких мы сталкиваемся с попыткой писателей найти, раскрыть и обосновать те новые конфликты, которые, по всей видимости, вырастут на почве будущего и станут типичными для человека, которому придется решать массу новых, сложнейших нравственных, моральных и философских проблем. Особое значение придается вопросам нравственности. Преодолевать собственные слабости и недостатки. Уметь понять душевное состояние другого человека и вовремя прийти ему на помощь. Ненавидеть и презирать равнодушие - эту коррозию, разъедающую душу...
Особенно четко и непримиримо поставлен вопрос о качествах нового человека в повести «Попытка к бегству». Наш современник, советский офицер Репнин, бежит из фашистского концлагеря. В какой-то момент им овладевает страх, ибо в его «шмайсере» осталась последняя обойма. Вместо того чтобы выпустить ее по врагам, Репнин... «дезертирует» в будущее. Попав на далекую неизученную планету, Саул, он же Репнин, сталкивается с насилиями, ужасами, концентрационными лагерями, со всей той скверной, которую преодолевает человечество на своем многовековом пути к физической и нравственной свободе. И Саул в конце концов приходит к убеждению, что совершить «прыжок» в коммунизм нельзя: право войти в коммунизм завоевывается очень высокой ценой, хотя бы и ценой собственной жизни!
Идея этого сложного и смелого по мысли произведения раскрывается в финале. Заключенный концлагеря Репнин погибает в схватке с фашистами, расстреливая последнюю обойму.
Меня могут упрекнуть в непоследовательности. Ведь, говоря о «Туманности Андромеды», я оправдывал «непохожесть» людей эры Великого Кольца на наших современников, а сейчас, анализируя произведения Стругацких, положительно отзываюсь об их героях, которые мало чем отличаются от нас. Но все станет на свои места, если вспомнить, что Ефремов относит время действия примерно на тысячелетие вперед, тогда как у Стругацких будущее - это конец XX и начало XXI веков («Страна багровых туч», «Путь на Амальтею», «Стажеры»), XXII век («Возвращение», «Далекая Радуга»). Таким образом, Алексей Быков, Владимир Юрковский, Леонид Горбовский и другие лишь поднимаются по ступенькам лестницы, которую уже преодолели Дар Ветер и Эрг Hoop.
Пристально вглядываясь в лицо нашего современника - строителя коммунистического общества, Стругацкие берут на вооружение лучшие его черты и наделяют ими своих героев, понятно, трансформируя их применительно к новым социальным условиям бытия. И из искры возгорается пламя благородной, чистой и мужественной души нового человека.
Лютая ненависть к сытому мещанству, к мертвенной рутине, к ханжеству и лицемерию сочетается у Стругацких с высоким гуманизмом, выдвигающим на первый план жизнь и судьбу человека. «Никакие открытия не стоят одной-единственной человеческой жизни, - говорит Жилин. - Рисковать жизнью разрешается только ради жизни. Это придумали не люди. Это продиктовала история, а люди только сделали эту историю». И когда во время катастрофы на Радуге возникает вопрос, что надлежит спасать в первую очередь: материалы величайших научных открытий, принадлежащих двадцати миллиардам землян, разбросанных по вселенной, или же детей, находящихся на погибающей планете, Леонид Горбовский колеблется лишь мгновение. «Надо выбрать и сказать вслух, громко, что ты выбрал. И тем самым взять на себя гигантскую ответственность, совершенно непривычную по тяжести, ответственность перед самим собой, чтобы оставшиеся три часа жизни чувствовать себя человеком, не корчиться от непереносимого стыда...»
И Горбовский уже решил. Он берет микрофон и говорит просто: «Все уже решено. Ясли и матери с новорожденными уже на звездолете. Остальные ребятишки грузятся сейчас. Я думаю, все поместятся. Даже не думаю, уверен».
Вот ситуация, в которой оправдывается не только право рисковать жизнью, но и отдать свою за жизнь других!
В произведениях Стругацких вы не найдете всеобъемлющего исследования коммунистического общества. Да, вероятно, такой цели они перед собой и не ставили. Но каждая их повесть вводит нас в это общество, заставляет увидеть его таким, каким оно представляется авторам, - всегда в поиске, в поступательном движении.
Атмосфера необычного, нового обволакивает нас и тогда, когда мы вместе с Юрковским оказываемся на маленьком астероиде Эйномия, где несколько энтузиастов-ученых, «двадцать пять человек, крепких, как алмаз, умных, смелых», изучают распространение гравитационных волн («Стажеры»), и тогда, когда мы незримо присутствуем в кабинете директора Радуги-планеты, превращенной в базу для проведения самых неимоверных научных экспериментов («Далекая Радуга»). На первый взгляд, рабочий день Матвея Вязаницына мало чем отличается от рабочего дня директора какого-нибудь крупного завода или научно-исследовательского института наших дней. Многочисленные посетители. Вызовы. Споры. Столкновение интересов. Вязаницын то убеждает, то упрашивает, иногда - приказывает. Из его кабинета выходят довольные, смущенные, разгневанные. Но вслушайтесь в этот быстрый лаконичный диалог. Никто не говорит о себе. Никто не жалуется на свои обиды и невзгоды. Но когда дело касается их работы, посетители директорского кабинета свирепеют и устраивают «начальству» грандиозные скандалы. Физики сражаются с физиками за право распоряжаться энергией, пытаются вне очереди получить нужные им аппараты, дерутся за время и за людей, необходимых для проведения эксперимента. И это уже завтрашний день, когда творческий труд стал необходимостью, радостью, счастьем для каждого!
А в «Возвращении» мы встречаемся с подростками - учениками аньюдинской школы. Ну, мальчишки как мальчишки! Романтики, забияки, драчуны. Они носят великолепные клички: «Капитан», «Атос», «Лин»... У них есть детально разработанный план - удрать из школы и... отправиться на Венеру, чтобы принять участие в грандиозных работах по дистилляции ее атмосферного покрова. И все же они - представители самого молодого поколения XXII века - разительно отличаются от подростков нашего времени. То, что сегодня лишь намечено в сознании и характерах самых передовых, самых лучших ребят-целеустремленность, ненасытная жажда знания, отвращение ко всему фальшивому и дурному, - стало естественной потребностью каждого из учеников аньюдинской школы. Потому-то их учитель Тенин находит способ отвлечь их от легкомысленной затеи - бегства из школы - и натолкнуть на более посильные для них дела, потому-то так горячо и искренне звучат слова Поля, обращенные к Вальтеру: «Ты помнишь, что самое дрянное на свете? Я напомню тебе: трусить, врать и нападать. Слава богу, ты не трус, но остальное ты забыл. А я хочу, чтобы ты запомнил это накрепко!»
Кредо Стругацких изложено Евгением Славиным - звездолетчиком-релятивистом, шагнувшим в будущее, понявшим и полюбившим его. «Мое воображение, - говорит он, - всегда поражала ленинская идея о развитии общества по спирали. От первобытного коммунизма, коммунизма нищих, нищих телом и духом, через голод, кровь, войны, через сумасшедшие несправедливости, к коммунизму неисчислимых материальных и духовных богатств. С коммунизма человек начал и к коммунизму вернулся, и этим возвращением начинается новая ветвь спирали, такая, что подумать - голова кружится. Совсем-совсем иная ветвь, не похожая на ту, что мы прошли. И двигает нас по этой новой ветви совсем новое противоречие: между бесконечностью тайн природы и конечностью наших возможностей в каждый момент. И это обещает впереди миллионы веков интереснейшей жизни».
Оттуда, из грядущего - крутого витка спирали общественного развития - доносится до нас уверенный и твердый голос наших потомков: «Спокойной плазмы!»
И мы, поверившие и полюбившие их, отвечаем из нашего трудного, но прекрасного сегодня, молодому незнакомому племени: «И вам спокойной плазмы, друзья!»
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742416)
[personal profile] silent_gluk
Фролов А. В. Морально-этические аспекты допустимости научного эксперимента в рамках теории трансгуманизма (на материале повести Аркадия и Бориса Стругацких «Далекая Радуга») // Вестник Брянского государственного университета. 2013. №2 С.247-252.

Анализируются образная система, идеи, особые миры повестей Братьев Стругацких «Далекая Радуга», «Попытка к бегству», «Малыш», «Обитаемый остров», «Жук в муравейнике», «Волны гасят ветер»

Читать дальше )



Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/moralno-eticheskie-aspekty-dopustimosti-nauchnogo-eksperimenta-v-ramkah-teorii-transgumanizma-na-materiale-povesti-arkadiya-i-borisa#ixzz4OIDCz0jy
silent_gluk: (pic#4742426)
[personal profile] silent_gluk
Кстати, научите меня, пожалуйста, как в чехословацких изданиях отличать чешский текст от словацкого?..



Это обложка.

Читать дальше )

И с нами:

Strugackij A. Niciva vlna / Strugackij A., Strugackij B.; Prel. J.Piskacek; Obalku navrhl a graficky upravil D.Foll. - Praha: Svet Sovetu, 1965. - (Saturn). - 112 s. - 50.000 vyt. - Cena 4 Kcs. - Чешск. яз. - Загл. ориг.: Далекая Радуга.

Если верить выходным данным (а что бы им не верить?), для перевода использовался текст из "Новой сигнальной", т.е. слегка сокращенный. На то похоже.

Из хоть как-то любопытных имен - переводчик довольно успешно опознавал "иноязычные оригиналы": Patrick, Camille, Walkenstein, Percy Dixon, Rodriguez, Lamondois, Gina, Greenfield и т.д. Детское почему-то переводится как Detsky Raj. Карл Гофман - Karel Hofman.
silent_gluk: (pic#4742422)
[personal profile] silent_gluk
Стругацкий А. Первые впечатления // Бакинский рабочий (Баку). - 1967. - 15 окт. (№ 244). - С.4.

В Баку находится известный писатель-фантаст А. Н. Стругацкий, автор написанных вместе с Б. Н. Стругацким популярных романов и повестей "Трудно быть богом", "Попытка к бегству", "Далекая радуга". Наш корреспондент попросил его ответить на ряд вопросов.

Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742428)
[personal profile] silent_gluk
Принадлежит фантлабовцу laapooder ( https://www.fantlab.ru/user90888 ).

Эх, не плодите сущностей!
У АБС всё сказано.
Читаем внимательно.
Есть такая штука — Харибда. Уверенно прикрывающая от Волны круг радиусом 250 м.

В двухстах километрах от Гринфилда он увидел "харибды" — гигантские телемеханические танки, несущие отверстые пасти энергопоглотителей. "Харибды" шли цепью от горизонта до горизонта, соблюдая правильные полукилометровые интервалы, с лязгом и громовым грохотом тысячесильных двигателей.


— Убегайте, дурачки! — сказал вслух Роберт. — Вам можно... — и тут он увидел вторую "харибду". Она стояла в полукилометре к востоку, жадно задрав черный раструб поглотителя, и перед ней точно так же темнела трава, ежась от нестерпимого холода.



Ресурс действия неизвестен, но даже практически разряженная может работать как минимум 10 минут.

Он посмотрел на приборы и сразу забыл обо всем. Емкости были на исходе: светящаяся стрелка под запыленным стеклом упиралась в ограничитель. Он быстро взглянул в зеркало заднего вида, и у него немного отлегло от сердца. В белом небе над крышами поселка висело быстро уменьшающееся темное пятнышко. Еще минут десять, подумал он.


Волна их огибает.

Теперь было ясно видно, что фронт Волны перед поселком прогнулся. Волна обтекала зону действия "харибд" с востока и с запада.


Скорость Волны разная, но шустрая.

Итак, северная Волна достигла пояса контрольных станций. Первая, Лю-волна, рассеяна, вторая, П-волна, теснит "харибд" со скоростью до двадцати километров в час.


— Кажется, я огорчу вас, — медленно и ровно сказал он. — "Харибды" не выдержали. — Голова Матвея ушла в плечи. — Фронт прорван на севере и на юге. Волна распространяется с ускорением десять метров в секунду за секунду.


Ну ладно, с ускорением. Пусть так и будет 20 км/ч.

В Столице есть харибды.

— Все то же, Роб. Берег Пушкина затоплен. Аодзора сгорела. Рыбачий горит сейчас. Несколько "харибд" уцелело, их оттаскивают на буксире к Столице. А ты где?


Итак — все четыреста людей помещаются на городской площади.
В круг радиусом 50-100 метров поместятся все.
Такой круг без проблем прикроют те самые "несколько" харибд.
Достаточно и одной, но их минимум 3-4.
Даже на минимальной "зарядке" они протянут минут 10.
Этого достаточно, чтобы волна их обошла.
Для красоты направим одну вверх, одну вниз (в то самое убежище).
Получим полностью экранированную сферу.
Всё!

Все живы, все довольны.
silent_gluk: (pic#4742426)
[personal profile] silent_gluk
http://artmoskovia.ru/dalekaya-raduga-arkadiya-i-borisa-strugatskih-v-tok-shou-kniga-kak-postupok.html

"«Далекая Радуга» Аркадия и Бориса Стругацких в ток-шоу «Книга как поступок»".

По ней можно найти передачу про:

В ток-шоу «Книга как поступок» мы говорим о книгах, которые заставляют нас думать, заставляют спорить, помогают нам понять свое место в этой жизни. Накануне летних каникул мы решили поговорить о повести Аркадия и Бориса Стругацких «Далекая Радуга». Мы будем говорить об ответственности человека и ценности человеческой жизни. Какую цену мы готовы заплатить за прогресс и стоит ли он того? Может ли заменить учитель родителей, а профессиональные воспитатели семью? Это будет интересная и горячая дискуссия двух поколений о том, какие вопросы актуальны для поколения социальных сетей и микроблогов.

Материал опубликован с разрешения Игоря ПОПОВА


За информацию спасибо [livejournal.com profile] heleknar
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
Информация отсюда: http://www.fantlab.ru/blogarticle44100


На прошедшем в минувшие выходные конвенте Estcon 2016 объявили лауреатов национальной литературной премии в области фантастики.
"Сталкер" / (Stalker) 2016
Estcon 2016, 16 июля 2016 г.
Переводной роман: Орсон Скотт Кард «Голос Тех, Кого Нет». (США)
Orson Scott Card «Surnute eest kõneleja»
Антология или сборник: Вейко Белиалс «Keskpäeva varjud». (антология русской фантастики)
Veiko Belials «Keskpäeva varjud»
Большая или малая повесть зарубежного автора: Аркадий и Борис Стругацкие «Далёкая Радуга». (СССР)
Arkadi Strugatski — Boriss Strugatski «Kauge Vikerkaar»
Переводной рассказ: Филип Дик «Дудочники». (США)
Philip K. Dick «Vilistaja metsas»
Роман эстонского автора: Маниаккиде Тянав, Й. Й. Метсавана «Saladuslik tsaar 3: Kettmõõgaga mõõdetud maa»
Maniakkide Tänav, J. J. Metsavana «Saladuslik tsaar 3: Kettmõõgaga mõõdetud maa»
Большая или малая повесть эстонского автора: Индрек Харгла «Sõstar ja käoking»
Indrek Hargla «Sõstar ja käoking»
Рассказ эстонского автора: Индрек Харгла «Tammõküla viljakuivati»
Indrek Hargla «Tammõküla viljakuivati»

Произведения братьев Стругацких признаются лучшими уже в третий раз: в прошлом году первое место в номинации "Переводной роман" заняла "Улитка на склоне", а в 2013 году — "Град обреченный". Вообще же можно отметить, что несмотря ни на какие политические факторы русскоязычную, в том числе советскую, фантастику эстонские читатели любят. Помимо Стругацких лауреатами премии в разные годы становились Сергей Лукьяненко (2006 и 2009), Александр Громов (2007), Кир Булычев (2011) и Мария Галина (2014).

Первая книга цикла об Эндере была отмечена премией в 2001 году. Даже удивительно, как долго шла работа над переводом "Голоса", ведь, на мой взгляд, это самое лучшее творение Орсона Скотта Карда. Семь лет спустя первое место по итогам читательского голосования занял ранний рассказ писателя "Королевский обед". Таким образом, Кард тоже становится троекратным обладателем премии "Сталкер".
Что же касается собственно эстонских писателей, то Индрек Харгла, Маниаккиде Тянав и Й. Й. Метсавана получают награды чуть ли не на каждом конвенте.
Напоследок перечислю названия произведений, переведённых с русского языка на эстонский за прошлый год, согласно сводному списку номинаций: Аркадий и Борис Стругацкие "Понедельник начинается в субботу", "Парень из преисподней" и "Второе нашествие марсиан", Ярослав Веров и Игорь Минаков "Операция "Вирус"", Олег Дивов "Выбраковка", Андрей Лазарчук "Всё хорошо" и "Мы, урус-хаи", Михаил Успенский "Змеиное молоко", Александр Бачило "Правильная сказка" и Юлия Зонис "Шахматная королева". Пять из названных произведений как раз и вошли в состав антологии "Keskpäeva varjud". Судя по всему, повести братьев Стругацких вышли в новом, исправленном, переводе.
silent_gluk: (pic#4742428)
[personal profile] silent_gluk
Оригинал взят у [livejournal.com profile] esdra в О людях Полдня и антиутопии в утопии Стругацких

3563818_f93576013aeae1f370c0e6201ae12727 (700x560, 157Kb)К передаче о творчестве Аркадия и Бориса Стругацких мы с моим соведущим Олегом Комраковым готовились долго. Для меня это задача из разряда Mission Impossible. Абсолютно невозможно за 60 минут с музыкальным перерывом рассказать о творчестве Стругацких. Мы не ставили перед собой невозможных задач и поэтому изначально решили не углубляться в биографию соавторов, а посвятить передачу творческой биографии писателя Братья Стругацкие. Изначально мы планировали три передачи по Стругацким, но в результате прямого эфира решили, что продлим цикл об АБС до 4 передач.

Этот эфир был посвящен раннему периоду творчества АБС и миру Полдня. Конечно, начали мы с раннего рассказа "Извне" и романа "Страна багровых туч", где появляется впервые веселая компания Быкова, Дауге, Юрковского, Крутиков. Роман во многом ученический, но даже со скидкой он очень сильно отличался от того, что тогда публиковалось в советской фантастике. Связанные общими героями с этой повестью продолжения — «Путь на Амальтею» (1960), «Стажёры» (1962), а также рассказы первого сборника Стругацких «Шесть спичек» (1960) положили начало многотомному циклу произведений о будущем Мире Полудня, в котором авторам хотелось бы жить.

При этом и "Путь на Амальтею" и уже "Стажеры" были очень важными повестями. В «Пути на Амальтею» авторы начинают избавляться от привычной в фантастике того времени назидательности и озвучивания устами героев научных сведений и технических концепций. Стругацкие совершенствуют технику диалога, некоторые речевые находки становятся популярны у читателей. Но "Стажеры" мне кажутся гораздо более зрелой и важной вещью у АБС. Повесть составлена из нескольких новелл, нанизанных на стержневой сюжет — путешествие юного вакуум-сварщика Юры Бородина на «Тахмасибе» от Земли до Сатурна в обществе экипажа корабля, которым руководит полюбившийся читателям Быков, и инспектора Юрковского. Финал повести трагичен. Конечная точка маршрута Юры — обсерватория «Кольцо-1», откуда «Тахмасиб» должен отправиться дальше по своим делам, а Юра — попутным транспортом перебраться на станцию «Кольцо-2», где работают его однокурсники. Юрковский, давно вынашивавший идею об искусственном происхождении колец больших планет, добивается возможности провести разведку в кольце Сатурна на небольшом корабле под управлением Михаила Крутикова. Во время разведывательного полёта им удаётся невозможное — они натыкаются на каменную глыбу, на которой находятся несомненные следы разумной деятельности. При попытке исследовать свою находку Юрковский и Крутиков гибнут. Вот и есть та самая кульминация, ради которой и писалась, на мой взгляд, повесть. Это озвучено словами Юры Бородина: " … Почему никогда? Как это так можно, чтобы никогда? Какой-то дурацкий камень в каком-то дурацком Кольце дурацкого Сатурна… И людей, которые должны быть, просто обязаны быть, потому что мир без них хуже, — этих людей нет и никогда больше не будет… "   

Пересказывать всю передачу я не вижу смысла. Могу лишь добавить, что говорили мы еще о повестях  "Попытка к бегству", "Полдень XXII век", "Далекая Радуга" и только начали свой разговор о романе "Трудно быть богом". Хочу попросить прощения у уважаемого торрио за то, что мы не ответили на его вопрос о "Белом ферзе", но мы обязуемся это сделать в следующей передаче.

Если вам не удалось послушать прямой эфир, то вы можете послушать его запись. Запись выкладываю в блоге. Передачу можно также послушать и скачать на сайте радио "Новая жизнь".



Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

silent_gluk: (pic#4742423)
[personal profile] silent_gluk
Как это ни удивительно - таки да.

Вышел уже седьмой том ПСС Стругацких.

В нем вниманию читателя предлагаются "Далекая Радуга" и "Трудно быть богом" (с вариантами!), а также рассказы - "Бедные злые люди", "Первые люди на первом плоту" и "К вопросу о циклотации". Кроме того - публицистика, как опубликованная ранее, так и нет. И, конечно, переписка, дневники, записные книжки - как и положено ПСС.

И очень интересные примечания!..

Да, и фотографии, конечно!..

С бумажным изданием все еще "все сложно", но электронный вариант - причем в разных форматах - можно купить здесь: http://litgraf.com/eshop.html?shop=10
silent_gluk: (pic#4742415)
[personal profile] silent_gluk
Стругацкий А., Стругацкий Б. ДОРОГИ НАУЧНОГО ПРОРИЦАНИЯ: Размышления с диалогами, с роботами, с ацтеками, с машиной времени, с путешествием в ту и другую сторону от настоящего/ [Беседу записал] Ю.Медведев // Техника - молодежи. - 1967. - № 7. - С. 30-31.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА.
А - Аркадий Стругацкий, писатель-фантаст.
Б - Борис Стругацкий, писатель-фантаст.
Я - автор репортажа.

Сознаюсь: я далеко не сразу полюбил их творчество. Первые повести этого, в ту пору еще непонятного для меня содружества астронома и японоведа казались мне слишком "приземленными", "реальными". В ту пору я упивался звездными мостами "Туманности Андромеды", открывал для себя медлительную, мерцающую прозу Рэя Брэдбери, зачитывался Станиславом Лемом.
И вдруг - "Далекая Радуга". Я "проглотил" ее сразу, в один присест, за одну ночь. С тех пор меня не покидает видение планеты, сотрясаемой страшной неведомой Волной, и последние нуль-перелетчики уходят под звуки банджо в смыкающиеся ворота огня, и в одиноком небе висит корабль со спасенными для будущего детьми.
С тех пор братья Стругацкие написали несколько новых книг. Они переведены во многих странах мира. Герои этих книг, перенесенные волею таланта их создателей из будущего в настоящее, разбрелись по всей Земле...
Вот о чем я думал, когда солнечным московским утром вышагивал по Бережковской набережной к дому, где обитают Стругацкие. Поднялся по лестнице. Позвонил. Был препровожден в кабинет. Огляделся. Наверное, бессмысленно говорить, что все кабинеты писательские одинаковы: вдоль стен книжные полки, заставляющие сердце библиофила вздрагивать; на столе - завал писем и рукописей.
Вошли Аркадий и Борис. Они точно такие, как на прилагаемой фотографии. Поскольку мы и раньше были знакомы, я, не давая братьям опомниться, ринулся в волны "фантастического" интервью.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
И с нами очередной памятник эпохи самиздата.



На обложку пошли какие-то явные оборотки в этот раз.

Читать дальше )

Итак, с нами распечатка "Далекой Радуги" и "Трудно быть богом". Это то, что можно сказать с уверенностью.

Потому что потом начинается.

Вот, к примеру, "Далекая Радуга". Если верить "Неизвестным Стругацким", "Первая публикация повести была в сборнике „Новая сигнальная“ (1963), годом позже — издание в книге совместно с ТББ, еще годом позже — в одном из томов „Библиотеки фантастики и путешествий“ (приложение к журналу „Сельская молодежь“)." Точнее говоря, в этом как раз верить не обязательно - это факт. Но вот, скажем, две упомянутые песенки, по "Неизвестным Стругацким", указывают на первое издание. А "мертвая" земля и "отсутствие соломинки" - на последующие...

Аналогичная проблема и с "Трудно быть богом". С уверенностью можно сказать, что основой послужило одно из первых изданий, потому что к началу 1980-х, по утверждению "Неизвестных Стругацких", относится появление стихов _ультраарканарского_ содержания, барона-мужика и т.д. Но какое именно?.. У изданий не было яркой приметы, найдя которую можно было бы с уверенностью сказать: О, издание такое-то, здравствуй!.. А определить издание по куче микрорасхождений мне не удалось. Хотя С.Бондаренко любезно и предоставила мне таблицы расхождений. Великая работа, между прочим...
silent_gluk: (pic#4742471)
[personal profile] silent_gluk
Оригинал взят у [livejournal.com profile] m_inackov в Новости книгоиздания
Добралась таки наша с Ярославом Веровым "Операция "Вирус" и до ЕС. Да еще и не одна, а в славной компании.



Итак, в эстонском издательстве "Fantaasia" вышел в свет сборник "В тени Полдня" ("В сумеркаx Полдня"). Тираж 500 экз. (что обычно для Эстонии, твёрдый переплёт).
Состав:
А. и Б. Стругацкие. "Далекая Радуга", "Парень из преисподней".
М. Успенский. "Змеиное молоко".
Я. Веров, И. Минаков. "Операция ВИРУС".
А. Лазарчук. "Вce xopoшo".


Какое странное сочетание...
silent_gluk: (pic#4742421)
[personal profile] silent_gluk
И с нами не менее очередное издание, на этот раз богато иллюстрированное.



Это обложка.

Читать дальше )

Итак, с нами:

Стругацки А. Далечната планета / Стругацки А., Стругацки Б.; Прев. Н.Левенсон; Стиховете прев. Й.Стратиев; Ил. Д.Бакалов; Послесл. Р.Нуделман. - София: Наука и изкуство, 1969. - 336 с. - 20078 екз. - Дадено за набор 27.05.1969. - Подп. за печат 17.09.1969. - Цена 1,27 лв. - Болг. яз. - Загл ориг.: Далекая Радуга; Трудно быть богом.
Содерж.: Далечната планета. С.5-138;
Трудно е да бъдеш бог. С.139-328;
...И вечна борба! / Р.Нуделман. - С.329-335.

Что можно интересного сказать об издании?.. Имена как имена, даже транслитерировать не пришлось. Камил, Валкенщайн, Ламондоа, Пища (что, болгарский не переваривает сочетания "шт"?)...

И почти все понятно.

Примечания объясняют, что такое тамбур, налим, "кирпич" (что, в Болгарии этот знак рисовался как-то по-другому?), портупея (перевязь, в смысле), стилет, веерная (защита)...
silent_gluk: (pic#4742427)
[personal profile] silent_gluk
Сегодняшний пост утащен отсюда: http://www.newtimes.ru/articles/print/101114/

The New Times/ Новое время
№26 (375), 24.08.15

Роман Арбитман
Град братьев Стругацких


Девяносто лет назад, 28 августа 1925 года, родился Аркадий Стругацкий. Вместе со своим младшим братом Борисом, который появился на свет восемью годами позже, они совершили настоящий переворот в научно-фантастическом жанре. В феномене братьев Стругацких разбирался The New Times


Борис (слева) и Аркадий Стругацкие за работой, Москва, 1980-е годы
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742425)
[personal profile] silent_gluk
То, чего вы не знали о кинематографе, но всегда хотели знать!

24.07.2015 в 23:31
Пишет дайри-юзер Шано:

Ну и раз пошла такая пьянка, можно вспомнить из старенького:

КИНО: ПОЛВЕКА СО СТРУГАЦКИМИ
(Опыт альтернативно-криптоисторического экскурса)

Дата: 31 декабря 2118 года
Автор: Шейла Кадар
Тема 0013: Сказка о Двойке
Содержание: Фильм, фильм, фильм...

И еще несколько слов о мультфильмах. Если пересказывать фильм - занятие неблагодарное, то пересказывать мультфильм - дело практически безнадежное.
Читать дальше )
URL записи
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
То, чего вы не знали о кинематографе, но всегда хотели знать!

24.07.2015 в 23:31
Пишет дайри-юзер Шано:

Ну и раз пошла такая пьянка, можно вспомнить из старенького:

КИНО: ПОЛВЕКА СО СТРУГАЦКИМИ
(Опыт альтернативно-криптоисторического экскурса)

Дата: 31 декабря 2118 года
Автор: Шейла Кадар
Тема 0013: Сказка о Двойке
Содержание: Фильм, фильм, фильм...
Список фильмов, снятых по произведениям братьев Стругацких, довольно обширен, и одно только их перечисление может занять много места. Поэтому в данном очерке ограничусь лишь первыми пятьюдесятью годами, исчисляемыми с 1958 года, когда у Стругацких вышла первая их повесть «Страна багровых туч».
Читать дальше )
URL записи
silent_gluk: (pic#4742415)
[personal profile] silent_gluk
Утащена отсюда: http://www.nlobooks.ru/node/5951

НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ ЗАПАС № 99 (1/2015)
АРХЕОЛОГИЯ БУДУЩЕГО
Марк Липовецкий
Еще раз о комплексе прогрессора



Марк Наумович Липовецкий (р. 1964) - критик,
литературовед, профессор Университета Колорадо
(Болдер, США).
Невозможность продолжения
Фундаментальная потребность в "другом", проявляющая еще более острую потребность любой ценой сохранить культурную дистанцию, становится причиной кризиса фигуры и философии прогрессора, к которому Стругацкие приходят в 1980-е годы.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742415)
[personal profile] silent_gluk
Утащена отсюда: http://www.nlobooks.ru/node/5951

НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ ЗАПАС № 99 (1/2015)
АРХЕОЛОГИЯ БУДУЩЕГО
Марк Липовецкий
Еще раз о комплексе прогрессора


 
Марк Наумович Липовецкий (р. 1964) - критик,
литературовед, профессор Университета Колорадо
(Болдер, США).
 
>Я был прогрессором всего три года, я нес добро, только
>добро, ничего, кроме добра, и, господи, как же они
>ненавидели меня, эти люди! И они были в своем праве.
>Потому что боги пришли, не спрашивая разрешения.
>Братья Стругацкие. Волны гасят ветер (1985)
 
Странные сближенья
 
>- Ты обратил внимание, как на нас с тобой смотрели дружинники, которых ты убил? Какие у них были лица?
>- Боязливые. Мы для славян - люди чужие, обладающие непонятным знанием, а потому страшные.
>- Мы для них не люди, а сверхъестественные существа. Здесь мы - боги, спустившиеся к смертным.
>- С той лишь разницей, что мы тоже смертные, - заметил Дамианос. Она хотела что-то ответить, но не стала.
 
Такой диалог происходит в повести Бориса Акунина "Огненный перст" (2014), сопровождающей первый том его мегапроекта "История Российского государства". Разговаривают два аминтеса, секретных агента Византии, находящихся с миссией в земле славян и движущихся к стану викингов (русов). Диалог этот не проходной: Дамианоса за лесного бога примет и славянская девушка Радослава, ради спасения которой он умрет в финале повести. А последующие тексты одноименного сборника прослеживают судьбу потомков Дамианоса и Радославы. Смерть мешает Дамианосу осуществить его масштабный проект: он мечтает об ослаблении агрессивных варягов и превращении Киевского княжества в форпост византийской культуры и цивилизации. При этом Константинополь изображен в повести - в явной полемике с "Гибелью империи. Византийским уроком" (2008) Тихона Шевкунова - как воплощение синтеза цивилизации и культуры, а интеллектуальный лидер Византии и отец (буквально) всех аминтесов "пирофилакс" нарисован как мудрый и прозорливый политик. Вместе с тем совершенно очевидна в этом диалоге - и в общей рамке повести - отсылка к известной книге Аркадия и Бориса Стругацких "Трудно быть богом" (1964), а точнее, к образу прогрессора Руматы Эсторского. Дамианос и является прогрессором, который с помощью тайных и явных манипуляций подталкивает местных князьков к благоприятным для Византии решениям. От его усилий, как доказывает Акунин, зависит, по какому пути - европейскому или азиатскому - пойдет будущая Россия (первые тома его истории так и называются "Часть Европы" и "Часть Азии"). Иными словами, в "Огненном персте", хотя и не собственно в "Истории", Акунин связывает траекторию государства с деятельностью прогрессоров.

Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742427)
[personal profile] silent_gluk
Утащено отсюда: http://magazines.russ.ru/nlo/2007/88/ka9-pr.html

Опубликовано в журнале:
«НЛО» 2007, №88
СОЦИАЛЬНОЕ ВООБРАЖЕНИЕ БРАТЬЕВ СТРУГАЦКИХ: ИСТОРИЯ РЕЦЕПЦИИ
ИРИНА КАСПЭ
Смысл (частной) жизни, или Почему мы читаем Стругацких?


Многослойность текста, несовпадение исходного “замысла” и конечного “смысла” подчеркиваются в “Комментариях” достаточно часто, что позволяет и оперировать формулой “это произведение о…”, и уклоняться от слишком однозначных оценок (ср. начало главки о романе “Трудно быть богом” (1963): “Можно ли считать этот роман произведением о Светлом Будущем? В какой-то степени, несомненно, да. Но в очень незначительной степени. Вообще, в процессе работы этот роман претерпевал изменения весьма существенные. Начинался он (на стадии замысла) как веселый, чисто приключенческий, мушкетерский…”56).
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742471)
[personal profile] silent_gluk
Утащено отсюда: http://magazines.russ.ru/nlo/2007/88/ka9-pr.html

Опубликовано в журнале:
«НЛО» 2007, №88
СОЦИАЛЬНОЕ ВООБРАЖЕНИЕ БРАТЬЕВ СТРУГАЦКИХ: ИСТОРИЯ РЕЦЕПЦИИ
ИРИНА КАСПЭ
Смысл (частной) жизни, или Почему мы читаем Стругацких?


“СМЫСЛ ЖИЗНИ”


Фантастику Стругацких обычно в первую очередь определяют как “социальную”, то есть генетически связанную с утопией. Часто говорят об “утопическом периоде”32 их литературы, имея в виду ранние рассказы и повести о коммунистическом будущем, прежде всего — “Возвращение. Полдень, XXII век” (1960). В более поздних текстах (“Обитаемый остров” (1967), “Град Обреченный” (1974)) нередко обнаруживают антиутопическую логику. Наконец, Вячеслав Сербиненко фиксирует “подлинный прорыв за пределы Утопии” в “Улитке на склоне” (1965)33, а Фредерик Джеймисон — “автореферентный дискурс”, содержанием которого становится “непрерывное вопрошание” о самой возможности утопического письма, в “Пикнике на обочине” (1971)34.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742423)
[personal profile] silent_gluk
Утащено отсюда: http://magazines.russ.ru/nlo/2007/88/ka9-pr.html

Опубликовано в журнале:
«НЛО» 2007, №88
СОЦИАЛЬНОЕ ВООБРАЖЕНИЕ БРАТЬЕВ СТРУГАЦКИХ: ИСТОРИЯ РЕЦЕПЦИИ
ИРИНА КАСПЭ
Смысл (частной) жизни, или Почему мы читаем Стругацких?



ЭЗОПОВ КОМПЛЕКС


Кто-то из поклонников братьев Стругацких, запутавшись в античных именах, назвал язык патриархов советской фантастики “эдиповым”. Эта оговорка вряд ли вызовет интерес у психоаналитика, но и историку культуры не покажется неожиданной.

Начиная с середины 1980-х годов сомнительный термин “эзопов язык” употреблялся в отечественной публицистике настолько часто, что ближе к 1990-м почти превратился в диагноз. “…То, о чем раньше только намекалось, нынче говорится впрямую, в открытую. И иносказания уже “не звучат”. Эзопов язык недаром создан рабом”1, — утверждал семнадцать лет назад в посвященной Стругацким статье литератор Сергей Плеханов. Эзопов язык стремительно выходил из моды, что казалось достаточным основанием для вопроса: “Не был ли порожден интерес к так называемой социальной фантастике ее генетическим родством с идеологией застоя?”2 Легкость, с которой литература братьев Стругацких (“так называемая социальная фантастика”) редуцировалась здесь до иносказательного, эзопова сообщения о чем-то общеизвестном, свидетельствует о существовании длительной, многолетней интерпретативной традиции.

Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742425)
[personal profile] silent_gluk
Утащена отсюда: http://magazines.russ.ru/october/2015/7/6z-pr.html

Опубликовано в журнале:
«Октябрь» 2015, №7
ПУБЛИЦИСТИКА И КРИТИКА
Дмитрий ЗАНЕРВ
Легко быть интеллигентом


Дмитрий Занерв родился и живет в Одессе. Окончил философский факультет ОНУ им. Мечникова. Пишет философские и критические произведения. Публиковался в изданиях «Русский журнал», «Арт-подготовка», «Личности» и др. Автор книги эссе «Человеки» (2012). Призер фестиваля «Гоголеум».

Будущее как «тщательно обезвреженное настоящее»

Следующим пиком творчества братьев стал год 1971-й, год «Пикника на обочине». Пожалуй, наиболее известного и яркого сочинения Стругацких. По резонансу в советской и постсоветской культуре «Пикник» можно смело считать самой влиятельной книгой конца XX века. Тут и множество «кодовых слов» (сталкер, Зона, Пришествие, Машина желаний), вошедших в современный лексикон, и небывалая свобода и уверенность в обращении с «чужим» материалом (жизнь и мировоззрение западного человека). Сюжет лучшего фильма Тарковского (о чем ниже). Жуткое предвосхищение Чернобыля. Но главное – прекрасная литература, редкое для современности чувство формы. Надо откровенно сказать, что ничего более сильного в художественном отношении Стругацкие так и не написали, что бы они сами ни думали по этому поводу.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742415)
[personal profile] silent_gluk
Утащена отсюда: http://magazines.russ.ru/october/2015/7/6z-pr.html

Опубликовано в журнале:
«Октябрь» 2015, №7
ПУБЛИЦИСТИКА И КРИТИКА
Дмитрий ЗАНЕРВ
Легко быть интеллигентом


Дмитрий Занерв родился и живет в Одессе. Окончил философский факультет ОНУ им. Мечникова. Пишет философские и критические произведения. Публиковался в изданиях «Русский журнал», «Арт-подготовка», «Личности» и др. Автор книги эссе «Человеки» (2012). Призер фестиваля «Гоголеум».


Мой стол – моя крепость.

АНС

Вскоре после смерти Бориса Стругацкого разразился грандиозный скандал: его наследники, с весьма мутными обоснованиями, сняли с сайта http://rusf.ru/abs/ (обозначенного как «официальный») все тексты книг и даже публицистики и литературной критики писателей. Решение вызвало бурю возмущения в сети и за ее пределами. Зато теперь всякий, заходящий на некогда популярнейшую страницу, может взамен текстов Стругацких получить: «Солянка сборная мясная рецепт с фото, составление договоров за два дня! ирригатор рта; Накидки на сидения в машину: авточехлы. женская парфюмерия» – рекламу внизу главной страницы рядом с безграмотным «очерком» творчества писателей, написанным врачом (!) Аркадия Стругацкого Ю. Черняковым аж в 1995 году. Там есть чему порадоваться: «Писатель Аркадий и Борис Стругацкие – это нормальный, современный, гениальный писатель, изучающий человека методами, в частности, так, как это делал Булгаков. Лев Николаевич Толстой изучал это путем дачи исторической панорамы. Если мы берем предметом литературы изучение человека, высшей нервной деятельности, то есть эго в социуме и эго наедине с эго, это уже будет у нас и Достоевский, это у нас будет Джойс, это уже будет Кафка, то есть это уже весь экзистенционализм (особенно смешно то, что именно так произносил этот термин не кто иной, как профессор Выбегалло из «Понедельника»! – Д.З.), то Стругацкие – это писатели, изучающие... люди с современной методологией, ученые...»
Читать дальше )


Окончание следует.
silent_gluk: (pic#4742427)
[personal profile] silent_gluk
И с нами - немецкое издание. И даже с картинками!



Обложка.

Читать дальше )

Итак, с нами:

Strugackij A. Der ferne Regenbogen: Sceince Fiction-Roman / Strugackij A., Strugackij B.; Ubers. von A.Moeckel; Ill. von U.Hachulla. - Muenchen: Wilhelm Heyne Verlag, 1976. - 144 s. - (Heyne-Buch № 3497. Science Fiction). - ISBN 3-453-30387-3. - Нем. яз. - Загл. ориг.: Далекая Радуга.

Ну что можно сказать хорошего, помимо того, что видно на обложке и на титульном листе?..

Уменьшительные имена (типа Робби и Танюша) вполне себе используются - в затранскрибированном виде. Камилл почему-то стал Kamillo. Почему - не знаю. Горбовского, Валькенштейна и Диксона опознали, похоже, правильно: Gorbowski, Walkenstein, Dickson. И Ламондуа - Etienne Lamondois. "Стрелу" и "Тариэля" тоже просто затранскрибировали. Хотя это давний спор - как поступать с названиями кораблей...

А так вроде все в порядке с именами...

Особенно хорошо смотрится фраза, где М.Вязаницын говорит, что он, мол научился без запинки выговаривать слова типа "юриспруденция" и "полицей-президиум"...
silent_gluk: (pic#4742422)
[personal profile] silent_gluk
Утащено отсюда: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2010/9/am12.html

Опубликовано в журнале:
«Новый Мир» 2010, №9
ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА
МАРК АМУСИН
Избирательное сходство
Достоевский в мирах братьев Стругацких


Амусин Марк Фомич — литературовед, критик. Родился в 1948 году. Докторскую диссертацию по русской филологии защитил в Иерусалимском университете. Автор книг “Братья Стругацкие. Очерк творчества” (1996), “Город, обрамленный словом” (2003), “Зеркала и зазеркалья” (2008). Статьи публиковались в журналах “Время искать”, “Зеркало”, “Звезда”, “Нева”, “Знамя”, “Вопросы литературы”, “Новый мир”. Живет в Израиле.


Достоевский в мирах братьев Стругацких

Но время шло, мировоззренческие горизонты братьев Стругацких все больше затягивало дымкой умудренного скептицизма. И как-то так получалось, что они, обретая вкус к нестандартным вопросам, коллизиям, ракурсам, пытаясь вообразить варианты будущего, словно бы наталкивались на вешки — предвидения и предостережения, — которыми загодя разметил это пространство Федор Михайлович.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742429)
[personal profile] silent_gluk
Утащено отсюда: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2010/9/am12.html

Опубликовано в журнале:
«Новый Мир» 2010, №9
ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА
МАРК АМУСИН
Избирательное сходство
Достоевский в мирах братьев Стругацких


Амусин Марк Фомич — литературовед, критик. Родился в 1948 году. Докторскую диссертацию по русской филологии защитил в Иерусалимском университете. Автор книг “Братья Стругацкие. Очерк творчества” (1996), “Город, обрамленный словом” (2003), “Зеркала и зазеркалья” (2008). Статьи публиковались в журналах “Время искать”, “Зеркало”, “Звезда”, “Нева”, “Знамя”, “Вопросы литературы”, “Новый мир”. Живет в Израиле.


Достоевский в мирах братьев Стругацких

Недавно, перечитывая в очередной раз “Жука в муравейнике” Стругацких, я споткнулся на одной фразе. Рудольф Сикорски говорит прогрессору Абалкину: “Вы, дорогой, на службе, вы обязаны отчетом”. Странность в том, что это не фразеология ХХ века (не говоря уже о XXII, в котором разворачивается действие повести, но не будем педантами — Стругацкие вовсе не претендуют на создание какого-то особенного языка будущего). Современник сказал бы: “Вы обязаны отчитаться” или “Вы обязаны представить отчет”.
Читать дальше )


Продолжение следует.
silent_gluk: (pic#4742428)
[personal profile] silent_gluk
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vchernik в Как устроены тексты поздних Стругацких
(источник)
10:21

Как устроены тексты поздних СтругацкихФОТО: Стругацкие на балконе. 1980-е

Опубликовано: предоставлено для публикации в журнале «Реальный мир»

Дмитрий Володихин

Братья Стругацкие получили необыкновенную известность и высокую признательность советской интеллигенции после выхода повестей, созданных ими в 1960–1970-х годах. Работы, относящиеся к раннему, «романтическому» периоду, завершившемуся с публикацией «Попытки к бегству» (1962), уже сделали АБС весьма значительными фигурами в нашей фантастике. Но впоследствии они постепенно перешли на второй план, уступив пальму первенства повестям «Трудно быть богом», «Обитаемый остров», «Понедельник начинается в субботу», «Парень из преисподней, «Малыш», «Улитка на склоне», «Пикник на обочине».

Тексты 1960–1970-х отличались высоким градусом публицизма — большим, чем в период «Страны багровых туч» и «Пути на Амальтею»; это литература социально-философских идей. Но она

а) Делалась языком, близким потенциальному читателю;

б) Делалась на очень высоком драйве;

г) Делалась в рамках фабульной конструкции, которая основывалась на сюжете-приключении, либо на сюжете-расследовании, т.е. имела детективную составляющую;

д) Была чрезвычайно насыщена диалогами, при сухом, рубленом способе изложения, малом числе прилагательных, малом числе длинных предложений с разного рода сложноподчиненным наворотами и деепричастными осложнениями.

В 1980-х годах ситуация резко изменилась. Притом не видно, чтобы эта метаморфоза коснулось мировоззрения АБС, взглядов, которые ими исповедовались, идей, которые их волновали. Нет, речь идет о способе строить тексты, о творческом методе.

Эти изменения видны на примере трех широко известных текстов АБС, связанных с 1980-и годами: «Хромая судьба», «Волны гасят ветер» и «Отягощенные злом».


Read more... )
silent_gluk: (pic#4742415)
[personal profile] silent_gluk
И с нами - издание китайское.



Это обложка. Хоть и с клапанами, но именно обложка, а не суперобложка.

Читать дальше. Много картинок! )
Итак, с нами:

Сытэлугацыцзи А. Хосинжэнь диэрцы жуцинь; Яоюань-дэ Цайхун / Акади Сытэлугацыцзи, Баолисы Сытэлугацыцзи; Перевод Цинь Пэн, Лю Янь; Картина на обложке: Лю Цзюньвэй; Дизайн обложки: Лю Цзиньфэн. - Чэнду: Сычуань кэсюэ-цзишу чубаньшэ, 2014. - (Шицзе кэхуань даши цуншу. № 125). - ISBN 978-7-5364-7796-4. - 218,4,VI с. - Кит. яз. - Загл. ориг.: Второе нашествие марсиан; Далекая Радуга.

Для любопытствующих: издательство переводится как "Сычуанское научно-техническое издательство", название серии - "Мир научной фантастики".

За расшифровку описания (и за сам экземпляр) мы _очень_ благодарны БВИ!
silent_gluk: (pic#4742415)
[personal profile] silent_gluk
Знаете, есть такие картинки, "Найди спрятавшегося тигра" и т.д. И вот когда его находишь - уже не сможешь перестать его видеть... Говорят, некоторые умеют, но я - нет.

Так вот это я к чему?..

К тому, что если _знать_, что послужило основой "Далекой Радуги", то в финале можно увидеть довольно явную, на мой взгляд, перекличку с финалом "На берегу". Точнее говоря, с проводами подлодки (фильма я не видела и, надеюсь, не увижу, но, говорят, он достаточно близок к книге).

А вот пока я не прочитала "На берегу" - никакой параллели и не чувствовала...

Но вообще, если знать, "откуда есть пошла" "Далекая Радуга", вся история, и без того не слишком радостная (особенно сама по себе, вне контекста будущих произведений о Мире Полудня), обретает совсем уже мрачный характер...
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
И сегодня с нами издание довольно современное. Венгерское.



Это вот обложка.

Читать дальше )

И с нами вот что:

Sztrugackij A. Tavoli Szivarvany; Menekulesi kiserlet / Sztrugackij A., Sztrugackij B.; Ford. Weisz G. - Budapest: Metropolis Media, 2010. - (Az SF mesterei. Kozmosz konyvek. Galaktika fantasztikus konyvek). - 264 s. - ISBN 978-963-9828-55-1. - ISSN 0238-3063. - Венг. яз. - Загл. ориг.: Далекая Радуга; Попытка к бегству.

Содерж.: Tavoli Szivarvany [Далекая Радуга]. S.5-132.
Menekulesi kiserlet [Попытка к бегству]. S.133-248.
Kommentarok a megtett uthoz [Комментарии к пройденному] / B.Sztrugackij. S.249-257.
silent_gluk: (pic#4742422)
[personal profile] silent_gluk
Утащено отсюда: http://www.novayagazeta.ru/arts/65626.html?print=1

09-10-2014 18:13:00

«Будущее — это тщательно обезвреженное настоящее». И другое, сказанное Стругацкими

Перечитывая Стругацких

Книги Аркадия и Бориса Стругацких начали растаскивать на цитаты еще полвека назад.

Эти цитаты действовали как пароль, как маркер, безошибочно позволяющий в любой компании определить единомышленника, близкого тебе по духу и восприятию мира.

Стоило лишь услышать от прежде незнакомого человека «Мерзко, когда день начинается с дона Тамэо», или «профессор Выбегалло кушал», или «пять розог без целования за невосторженный образ мыслей»…

Отобрать лучшее из сказанного ими — невероятно трудная задача. Наверное, у каждого из выросших в мирах братьев Стругацких этот список будет своим. Для меня он — вот такой.


Борис ВИШНЕВСКИЙ*
обозреватель «Новой газеты»

Читать дальше )


Хотя я бы временами выбрала бы другие цитаты...
silent_gluk: (pic#4742428)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс завершает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.


Метафизика Стругацких

Чепуха совершенная делается на свете.
Николай Гоголь

Это вовлечение Бога в скучные пустяки подавляло меня...
Максим Горький

То, что не имеет названия, проще отринуть, назвав виденьем, однако удержав контакты старинного рода, просыпаясь и взрослея, мы обретаем шанс лицезреть отчасти познанную реальность. А под впечатлением от увиденного — задуматься над вопросом об истинном субъекте Мира Полудня, его природе, целях. Профессиональная инфраструктура исканий и размышлений братьев — «карты ада», следуя определению фантастики Кингсли Эмисом, т. е. в данном случае разглядывание, не прямо, а посредством искривленного зеркала, неприглядных аспектов бытия. Подобное соглядатайство редко приносило счастье. Может быть, никогда.

Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742428)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс продолжает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.


Перемена участи

Нам нельзя терять веру в человечество, поскольку мы сами люди.
Альберт Эйнштейн

Тихие сумасшедшие приближают будущее.
Габриэль Гарсия Маркес

Эпитафия или фатальный приговор «целому мировоззрению», воплощенному в цикле о Мире Полудня-1, предполагался быть вынесенным в заключительных строках ненаписанного романа «Белый ферзь» («Снежная королева»): книги о пересмотренной версии мира XXII века. О его не столько коммунистической, сколько гностической модели — восстающих из вод истории концентрических кругах Атлантиды или ощерившейся макабрическим флотом Антарктиде a la Швабия-211. Другими словами, о Мире Полудня-2, обновленная версия которого оказывается сродни химере греческого полиса: сообществу свободных граждан — философов, поэтов, интеллектуалов, риторов. И — черни. Правда, в мире технического совершенства чернь предана остракизму. На ум приходит сентенция: «Это общество будет и демократичным, и благоденствующим — в нем все будут иметь по три раба…»

Читать дальше )


Окончание следует.
silent_gluk: (pic#4742419)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс продолжает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.


Катакомбы Мира Полудня (мир заката)

Нет прекрасной поверхности без ужасной глубины.

Фридрих Ницше

Что если пристальнее вглядеться во внутреннюю механику Мира Полудня? Художественный текст допускает различные подходы к своему анализу. Можно исходить из прочтения, которое предлагается замыслом создателя. А можно рассматривать текст как синтетическое произведение, полагая сознание автора инструментом со-творения opus’а наряду с контекстом — культурными обстоятельствами, идейной матрицей, стилем эпохи. Или прибегнуть к герменевтическим толкованиям — у талантливого сочинения множество интеллектуальных, культурных обертонов.

Читать дальше )

Продолжение следует.
silent_gluk: (pic#4742424)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс продолжает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.


Государство-корпорация

— В конце концов, что нам нужно? — сказал Тесть. — Либо объединенные хонтийцы, без этой своей гражданской каши, либо наши хонтийцы, либо мертвые хонтийцы... В любом случае без вторжения не обойтись. Договоримся о вторжении, а прочее — уже детали... На каждый вариант уже готов свой план…

— Тебе обязательно надо нас без штанов пустить, — сказал Деверь. — Тебе — пусть без штанов, лишь бы с орденами.

А. и Б. Стругацкие. «Обитаемый остров»[27. Эпиграф взят из окончательного варианта романа (в редакции Бориса Стругацкого) 1992 года. Этот вариант — в некотором смысле первоначальный, поскольку восстановлены сокращения и исправления, внесенные при первой публикации по требованию цензуры.]


Читатели — диссиденты и не диссиденты, размышляли над предъявленными Стругацкими моделями футуристичной государственности и поведения индивида при конфликте с социальной реальностью/политическим строем.
Читать дальше )

Продолжение следует.
silent_gluk: (pic#4742427)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс поодолжает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.


Тоска о будущем

Конечно, это все в прошлом, но есть тоска о будущем.
Филипп Бобков

Реакция на фильмы по произведениям Стругацких связана не только с их художественными качествами, но и с выразительными политическими аллюзиями. Как же прочитывается и прочитывается ли вообще в постсоветских обстоятельствах, в контексте событий переломного 2014-го снимавшаяся дольше десятилетия картина Алексея Германа «Трудно быть богом», первые сценарные замыслы которой восходят к сакраментальному 1968-му году? Не исключено, профетизм «ненавистной жижи» деконструктора-парфюмера, опрокинувшего представление о философском камне прогресса, может оказаться на шаг ближе к настоящему будущему, к злобе дня, ведь, по словам режиссера: «„Трудно быть богом” — отчет о том, как я вместе со всеми проживал эти десять лет, как мы сами позвали серых и как они превратились в черных»[17. «[В конце 90-х] я вдруг понял, что мне почти ничто не интересно, кроме перспективы целиком, с нуля, выстроить другой мир. „Хрусталева” я делал, чтобы объяснить себе и остальным психологию опущенной, изнасилованной страны. Почему это произошло и как с этим жить? А „Трудно быть богом” — это отчет о том, как я вместе со всеми проживал эти десять лет, как мы сами позвали серых и как они превратились в черных. Но это все довольно тривиально. Нетривиально — что мог бы сделать Румата и как он во всем этом виноват?» (Цит. по: Быков Дмитрий. Надежда для Арканара. — «Огонек», 2008, № 10, 3-9 марта).].

Читать дальше )

Продолжение следует.
silent_gluk: (pic#4742421)
[personal profile] silent_gluk
Вернемся к "Политологии будущего", которую я начала перепощивать несколько дней назад.

Сим постом мастер Гамбс поодолжает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.



Обитаемый остров Россия

Недостаточно делать добро, надо делать его хорошо.
Дидро

Зло тихо летать не может.
Петр I

Название повести Стругацких «Обитаемый остров» напоминает о статье безвременно ушедшего Вадима Цымбурского «Остров Россия». Понимание Московского государства как острова спасения восходит едва ли не ко временам падения Византии, точнее к концу XV — началу XVI веков. Именно тогда формируется самоощущение русского народа как особой общности.

Читать дальше )

Продолжение следует.
silent_gluk: (pic#4742429)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс начинает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС <www.intelros.ru>.
Живет в Москве.


Письмо в бутылке

Вдруг что-то случилось с современным механизмом: стрелки, секундная, минутная и часовая, закрутились с невероятной скоростью, словно в бессмысленной гонке, а в рамке дней недели стало выскакивать одно за другим: понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, воскресенье, понедельник, вторник, среда, четверг…

Василий Аксенов


От иных сновидений непросто отрешиться, но криптографическая заноза может послужить стимулом эволюции.

Творчество людей — пульс и ртуть настоящего, прошлое — каталог проб и ошибок, грядущее — чертеж, меняющийся в процессе работы. История не есть исключительно искусство чтения хроник: ее живое тело, суть и добродетели — продвижение в будущее ради обретения настоящего.

Читать дальше )


Продолжение следует.
silent_gluk: (pic#4742422)
[personal profile] silent_gluk
Сегодняшняя статья утащена отсюда: http://www.ng.ru/ng_exlibris/2014-07-24/5_gopman.html?print=Y

Прекрасный и яростный мир Арканара

Самой знаменитой книге братьев Стругацких – 50 лет


Владимир Гопман



В Арканаре пока все спокойно. Иллюстрация из книги

Передо мной первое издание повести Аркадия и Бориса Стругацких «Трудно быть богом» (в книгу вошла также повесть «Далекая Радуга»). В выходных данных значится: дата подписания в печать – 21 мая 1964 года. Значит, в книготорговлю тираж поступил на переломе лета и осени. Я купил книгу в конце августа, в книжном магазине около метро «Добрынинская» (сейчас на его месте находится «Макдоналдс»). Напротив магазина, через площадь, стояло здание, на торце которого тогда красовалось внушительное панно: две фигуры, мужская (кажется, с отбойным молотком на плече) и женская, осененные надписью «Мы строим коммунизм!». (Этот образец наглядной агитации, исполненный воистину «шкодливой рукой Остапа», был удален в 1990-х.)

Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742421)
[personal profile] silent_gluk
Сегодня с нами опять французское издание.



Это обложка.

Читать дальше )
Strougatski A. L'Arc-en-ciel lointain / Strougatski A., Strougatski B.; Trad. par S.Delmotte. - Paris: Fleuve noir, 1982. - 224 p. - (Science-fiction sovietique. Les Bestsellers. Volume simple). - ISBN 2-265-01960-7. - Фр. яз. - Загл. ориг.: Далекая Радуга.

Profile

ru_strugackie: (Default)
Беседы о творчестве А. и Б.Стругацких

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 11:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios