silent_gluk: (pic#4742424)
[personal profile] silent_gluk
https://fantlab.ru/edition205106



Извне (рассказ)
Спонтанный рефлекс (рассказ)
Шесть спичек (рассказ)
Испытание «СКР» (рассказ)
Забытый эксперимент (рассказ)
Частные предположения (рассказ)
Белый конус Алаида (рассказ)
Ночью на Марсе (рассказ)
Путь на Амальтею (фрагменты повести)
Злоумышленники (рассказ)
Генеральный инспектор (главы из повести)
Человек из Пасифиды (рассказ)
Летающие кочевники (рассказ)
Обитаемый остров (глава из повести)

Как я понимаю, фишка в том, что воспроизводятся тексты, печатавшиеся в журналах. (Небольшие - а то ведь и многие повести и романы там печатались.) И иллюстрации оттуда же.

(Задумчиво: А вот еще были публикации в газетах...)
silent_gluk: (pic#4742416)
[personal profile] silent_gluk
Информация отсюда: https://fantlab.ru/forum/forum14page1/topic2448page1172#msg2899115



Вселенная в вопросах и ответах. Задачи и тесты по астрономии и космонавтике
Издательство: Альпина Нон-фикшн
Автор: Владимир Сурдин
Год издания: 2017 г.
ISBN: 978-5-91671-720-4
Переплет, 242 стр.

В новой книге известного астронома и популяризатора науки Владимира Сурдина собраны 181 задача, 50 вопросов и 319 тестов с ответами и решениями. Эти в целом не очень сложные задачи, раскрывающие разные стороны современной астрономии и космонавтики, требуют, однако, творческого мышления и понимания предмета. Основой для некоторых вопросов стали литературные произведения, в том числе научно- фантастические повести братьев Стругацких.

Страница книги на сайте издательства

Фрагмент книги в формате pdf

Судя по выложенному фрагменту, один из разделов книги называется «В гостях у братьев Стругацких».


silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
И по этому поводу - очередное издание.



Это обложка.


Читать дальше )

Итак, это:

Стругацкий А. Путь на Амальтею: [повесть]; Далекая Радуга: [роман] / Стругацкий А., Стругацкий Б.; Серийное оформление и компьютерный дизайн В.Воронина; [Иллюстрация на обложке М.Уэлана]. - М.: Изд-во АСТ, 2016. - 224 с. - (Книги братьев Стругацких). - ISBN 978-5-17-094324-1. - Доп. тираж 2.000 экз. - Подп. в печ.25.05.2016. - Зак. № 1609810.

Содерж.:
Путь на Амальтею. С.5-90.
Далекая Радуга. С.91-223.

Ну что - текст стандартный восстановленный, обложка - традиционно озадачивающая (и хорошо, что не из серии "Миры братьев Стругацких").
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
Громова А. Двойной лик грядущего: Заметки о современной утопии // НФ: Альм. науч. фантастики. - М., 1964. - С.270-309.

Статья печатается в порядке обсуждения,
Современная утопия - термин, конечно, весьма условный и даже вряд ли правомерный. За неимением иного уговоримся пока называть так весьма разнородные по содержанию и форме произведения, в которых наши современники пытаются сконструировать облик близкого или отдаленного будущего. Эти предвидения будущего в наши дни отошли так далеко от утопий прошлого, что, в сущности, трудно даже говорить о какой-то преемственности жанра. Слишком многое изменилось в картине мира, в объеме и характере познаний, в психике людей за четыре с половиной века, отделяющих нас от "Утопии" Томаса Мора; да, впрочем, и от великих утопистов XIX века - Сен-Симона, Фурье - Оуэна нас отделяет практически почти такое же, безмерно громадное расстояние.
Читать дальше )
"Туманность Андромеды" знаменует собой начало развития современной советской утопии. Вслед за ней появились другие книги, авторы которых пытаются представить себе облик будущего, основанного на коммунистических началах.
Наиболее плодотворно и активно работают в этом направлении Аркадий и Борис Стругацкие. Их романы и повести "Возвращение", "Попытка к бегству", трилогия "Страна багровых туч", "Путь на Амальтею" и "Стажеры", "Далекая Радуга", а также некоторые рассказы ("Белый конус Алаида", "Почти такие же", "Частные предположения" и др.) в целом очень широко и детально обрисовывают мир будущего, каким он видится этим авторам.
Мир этот, разумеется, не противоречит в принципе миру "Туманности Андромеды" - ведь идейная основа туг одинакова; но конкретный его облик совершенно иной и обрисован иными приемами.
Прежде всего мир Стругацких кажется более близким к нашей эпохе, чем мир Ефремова. Так оно, собственно, и обозначено авторами: в "Туманности Андромеды" действие происходит примерно через 2000 лет после наших дней, а "Возвращение" Стругацких имеет подзаголовок: "Полдень. 22-й век". Впрочем, следует сразу оговориться: в мире Стругацких есть свое движение времени. Действие трилогии происходит в конце XX - начале XXI века; ее главные герои - Быков, Крутиков, Юрковский, Дауге появляются в "Стране багровых туч" молодыми, а в "Стажерах" мы видим их уже ветеранами космоса, стареющими людьми. Основное время действия в "Возвращении" - XXII век, но оттуда переброшены мостики в прошлое, ко временам трилогии, и в будущее - к той эпохе, о которой идет речь в "Попытке к бегству". (Это уж не говоря о том, что "Попытка к бегству" захватывает в свою орбиту и эпоху второй мировой войны, и эпоху феодализма). Рассказы тоже относятся к разным эпохам, подключаются, как штрихи, к той или иной картине будущего. Поэтому в мире Стругацких очень отчетливо ощущается бег времени, движение во времени, которое И. Ефремов лишь намечает как тенденцию.
Но дело не только в этом различии, хоть и оно весьма характерно. Мир Стругацких вообще отличается пластичностью, предметностью, он гораздо более ощутим, реален, обжит, чем величественная панорама "Туманности Андромеды". Это впечатление идет прежде всего от образов героев - они обрисованы вполне реалистично, без всякой внешней приподнятости, торжественности. Говорят герои Стругацких тоже простым, ничуть не возвышенным языком, частенько чертыхаются, еще чаще смеются и острят - у них прекрасно развито чувство юмора.
Сила воображения у Стругацких развита не меньше, чем у Ефремова, но применяют они эту силу несколько в иных целях - чтоб добиться максимальной иллюзии реальности того мира, который пока существует лишь в их воображении, чтоб заставить читателей дышать воздухом этого далекого мира, видеть его небо, его здания, его обитателей, ходить по его дорогам и слушать его голоса.
Конечно, выигрывая в точности и пластичности, Стругацкие по сравнению с Ефремовым проигрывают в смелости обобщений, в широте перспективы; однако их подход к теме имеет настолько явные преимущества, что с таким проигрышем есть смысл примириться. В самом деле, исходя из того, что и в XXI, и в XXII, и в последующих веках люди изменятся не так уж сильно, будут "почти такие же", Стругацкие сразу получают возможность применять для создания образов своих героев богатейший арсенал реалистической поэтики, в том числе и поэтики Хемингуэя, которая им явно импонирует. Придирчивые критики могут сколько угодно попрекать Стругацких за "приземленность" их героев: это не приземленность, а заземление, которое придает жизненную достоверность и правдивость их образам.
Что же происходит в мире Стругацких?
В конце XX - начале XXI века в этом мире, где межпланетные полеты уже вошли в привычку и начинается эра межгалактических экспедиций, все еще существует капитализм. Нет, это не то состояние "холодной войны", в любую минуту грозящее атомным взрывом, которое нарисовал Ф. Дюренматт. Это сосуществование, постоянная борьба во всех формах - от добродушной по тону, хоть и серьезной по существу перепалки (разговор Ивана Жилина с барменом Джойсом) до стычки с применением оружия (Юрковский и Жилин на Бамберге). Но это - сосуществование уже давно не на равных правах. Капитализм одряхлел и шаг за шагом отступает по всему фронту. "Да, да, коммунизм как экономическая система взял верх, это ясно, - говорит инженер американской компании Ливингтон. - Где они сейчас, прославленные империи Морганов, Рокфеллеров, Круппов, всяких там Мицуи и Мицубиси? Все лопнули и уже забыты. Остались жалкие огрызки вроде нашей "Спейс Перл", солидные предприятия по производству шикарных матрасов узкого потребления... да и те вынуждены прикрываться лозунгами всеобщего благоденствия".
Картина будущего выглядит тут, пожалуй, чересчур идиллично. Однако авторы устами того же героя напоминают о реальной опасности, против которой придется долго бороться и после того, как коммунизм победит во всем мире. "Мещанство. Косность маленького человека. Мещан не победить силой, потому что для этого их пришлось бы физически уничтожить. И их не победить идеей, потому что мещанство органически не приемлет никаких идей... Я не знаю, куда вы намерены девать два миллиарда мещан капиталистического мира. У нас их перевоспитывать не собираются. Да, капитализм - труп. Но это опасный труп".
Рассуждения Ливингтона во многом правильны. Но они ошибочны в исходной позиции: он считает, что "средний" человек - мещанин от природы, в каких бы условиях он ни жил, что мелкособственническое свинство и равнодушие - имманентные свойства человека и тут уж ничего не поделаешь.
В XXIII веке не остается даже следов ни капиталистического строя, ни мещанства. О последних капиталистах-продуцентах "шикарных матрасов" помнят только их современники-звездолетчики, благодаря парадоксу времени очутившиеся в XXII веке. В романе "Возвращение" мы видим счастливое, сильное, красивое человечество. Очень счастливое, но опять-таки ничуть не напоминающее ни карамельный рай, которым восхищается Ян Вайсс, ни тот внешне безмятежный и веселый, но неизлечимо больной мир, против которого страстно предостерегает Станислав Лем. Это мир, родственный ефремовскому, - устремленный в будущее, полный смелых замыслов и смелых дел, мир очень разнообразный, очень жизнерадостный и веселый, мир, многое познавший, но страстно стремящийся к новым высотам знания, - словом, мир, жить в котором очень хорошо и интересно. И показан этот мир в "Возвращении" тоже широко, по принципу панорамы, медленно проходящей перед глазами пришельцев из прошлого (классический прием утопии!). Штурман Кондратьев и врач Славин, единственные уцелевшие члены экипажа "Таймыра", вовсе не чувствуют себя несчастными, попав в это будущее, процесс акклиматизации у них проходит легко и довольно быстро: ведь они попали не в чужой и враждебный мир, как Эл Брегг в "Возвращении со звезд" Лема, - нет, они оказались среди своих.
О более далеких веках Стругацким, пожалуй, не удается рассказать с такой же яркостью и убедительностью. Тут сказывается известная ограниченность избранной ими манеры (впрочем, опять-таки, выбор тут невелик - либо чистая публицистика, либо максимальное сближение с нашим уровнем реакций и восприятии). Мы допускаем, что люди начала XXI века будут очень похожи на нас. Талант авторов заставляет нас верить и тому, что эти люди, попав на столетие вперед своей эпохи, освоятся там легко и безболезненно, что опять-таки их психика не будет существенно отличаться от психики "правнуков". Но разница между людьми XXI и XXII веков все же ощущается в романе достаточно ясно, и доверие читателя не нарушается. Но когда оказывается, что и в последующие века человечество ничуть не меняется (а если и меняется, то не всегда разберешь, к лучшему ли, ибо наш современник Саул выглядит в общем-то умней, благородней и смелей тех обитателей далекого века, с которыми он сталкивается в "Попытке к бегству", хотя Вадим и Антон, бесспорно, милейшие ребята), то это уже заставляет задуматься: полно, так ли это будет? Ведь человеку XVIII века пришлось бы очень нелегко в нашем XX (а уж тем более - жителю, скажем, XV века!). А темпы развития все ускоряются, и даже за ближайшие пятьдесят лет человечество изменится весьма существенно, ибо изменятся условия его существования. Что же будет через двести лет и еще позже? Нет, философская правота здесь на стороне Лема - человечество будет непрерывно меняться и будущее нельзя строить по мерке настоящего, оно будет совсем иным.
Но, с другой стороны, что же делать художнику, желающему изобразить будущее и людей будущего, желающему приподнять хоть уголок завесы над светлым миром коммунизма? Следует ли ему отказываться от этого намерения, если он даже и знает заранее, что не все ему удастся в равной мере? Нет, это было бы глубоко неправильно. Миру - всему миру, а не только Советскому Союзу - нужны картины светлого будущего, в которое приходится грудью прокладывать дорогу. И значение таких книг, как "Туманность Андромеды" И. Ефремова или "Возвращение" А. и Б. Стругацких, далеко выходит за рамки искусства. Это - умная, страстная, искренняя проповедь идеалов коммунизма, рассказ о том, к чему приведет осуществление этих идеалов, какая великолепная, яркая, глубоко интересная жизнь откроется перед человечеством, когда оно уничтожит войны и эксплуатацию. Книги эти активно участвуют в битве идей, идущей сейчас во всем мире.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742416)
[personal profile] silent_gluk
Днепров А. На перекрестках фантастики: Заметки писателя-фантаста // Молодой коммунист (М.). - 1964. - № 12. - С.113-118.

Говорят, стоит придумать новый термин, и можно приниматься за создание новой науки. Шутка, конечно. Но если есть в ней доля правды, то она относится и к литературным жанрам. Сначала появляется литературное произведение, не похожее на прежние. Затем придумывается наименование жанра. И вот новое направление в литературе.
Читать дальше )
Общество решает задачу исторической важности - воспитание нового человека. Роль литературы в этом процессе нельзя переоценить. И именно с этой точки зрения следует подходить к произведениям научной фантастики. Никаких скидок на жанр. Критический анализ конкретных произведений должен быть направлен именно на раскрытие главного - как писатель-фантаст выполняет задачу воспитания нового человека.
Между тем критики - и профессионалы и любители - иной раз подходят к оценке научно-фантастической вещи с заниженными требованиями, как к литературе второго сорта. Или, не замечая главного, весь пыл направляют на мелочи. Однажды мне пришлось долго разговаривать с библиотекарем, который буквально «разносил» произведения Аркадия и Бориса Стругацких за то, что герои в разговоре допускают «грубые словечки и выражения». Других, серьезных претензий к Стругацким не было. Странный, однобокий взгляд на творчество этих интересных писателей.
Кто они? Аркадий - востоковед, филолог. Его брат - научный работник, астроном. Возможно, их стоит упрекнуть за то, что герои нет-нет да и ляпнут не то слово. Это, может быть, и непростительно, потому что их герои - герои будущего. Однако главное совсем не в этом! У героев Стругацких есть чему поучиться. Мужество, беззаветная преданность делу, крепкая дружба и нелюбовь к пустому слову - вот что их отличает.
Из всего того, что написано этими писателями, мне лично больше всего по душе сборник рассказов «Путь на Амальтею», «Стажеры» и «Далекая Радуга». Это все «космические» произведения. Но в них космос уже стал обжитым. Это не место невероятных приключений, это место приложения знаний и труда на благо человечества земли. Космос необъятен, и там хватит работы на всех. И это работа для несгибаемых. Вот одна из основных идей произведений Стругацких. В космос отправляются опытные ученые, закаленные звездолетчики и молодежь, полная романтических мечтаний. И эту романтику корректирует суровая вселенная. Герои Стругацких четко представляют, что если обновленная земля требует от людей дружбы, взаимного уважения и взаимопомощи, то тем более эти качества необходимы в суровой внеземной обстановке.
«Далекая Радуга» - драматическое произведение. Перед исследователями будущего может стать такой вопрос: «Что важнее, человек или результаты его труда?» Жизнь на далекой «Радуге» обречена, и собравшиеся там ученые решают проблему: как поступить, тем более что времени нет. И решение, конечно, одно: жизнь человека важнее любых результатов научного или художественного творчества, сколько бы труда на него ни было потрачено. В детях - будущее человечества. Пусть на «Радуге» погибнут физики и их научные труды. Спасая детей, ученые неизбежно продолжат свою работу.
Читать дальше )
И на встречах с читателями - любителями и знатоками научно-фантастической литературы и в письмах-откликах на книги мне приходилось сталкиваться с таким вопросом: что научно и что ненаучно в фантастике и насколько правомерно загромождение повестей и рассказов псевдонаукой? Смысл псевдонауки таков: научные проблемы будущего не станут походить на современные. Значит, нужно что-то придумать. И - придумывают.
Этим отличаются, например, Стругацкие, как, впрочем, и многие другие писатели-фантасты. Они увлекаются слишком «фантастическими» научными проблемами. Отсюда непонятная, иногда раздражающая читателя псевдонаучная терминология: «нуль-физика», «П-волна» и т. д.
М. Емцев и Е. Парнов в «Уравнении с бледного Нептуна» свободно оперируют никому не известными «гравиконцентраторами» и «пси-связью». Примеров можно привести много. Думается, что современная наука дает достаточно богатый материал для фантаста, чтобы не выдумывать того, что непонятно даже самим авторам.
Читать дальше )
И еще одно, последнее замечание.
На «перекрестках» фантастики мы встречаем не только И. Ефремова, А. и Б. Стругацких, А. Полещука, С. Гонсовского, И. Варшавского и других добросовестных литераторов. На этих же «перекрестках» путается очень много таких «писателей», которые не заслуживают того, чтобы их имена назывались. Появление "псевдофантастов» - это угроза жанру, которую должны прежде всего заметить критики и издатели. Спрос на научную фантастику велик, читатель буквально расхватывает книги с титром «научно-фантастический». И этим кое-кто пользуется.
Было бы хорошо, если бы этот жанр литературы был сосредоточен в одном издательстве с квалифицированным редакционным советом, который был бы надежным фильтром, пропускающим к нашему читателю, особенно молодому, только то, что нужно читать и над чем стоит думать.
silent_gluk: (pic#4742416)
[personal profile] silent_gluk
Я даже не очень представляю, как _это_ описывать.



Это вот обложка.


Читать дальше )

Итак, предположим, что это:

Стругацкий А. Братья Стругацкие / Стругацкий А., Стругацкий Б.; Сост. Я.Мишина; Художник М.Джигрина. - Ростов н/Д: Феникс, 2016. - 48 с.: ил. - (Так говорили великие). - 4.000 экз. - ISBN 978-5-222-27148-3. - Подп. в печ. 21.04.2016. - Заказ 373.

Содерж.:

Предисловие / [Мишина Я.]. с. 4-5
О детях / Стругацкий А., Стругацкий Б. С. 6-10
О взрослых / Стругацкий А., Стругацкий Б. С. 11-16
О любви / Стругацкий А., Стругацкий Б. С. 17-22
О жизни / Стругацкий А., Стругацкий Б. С. 23-32
О мирах / Стругацкий А., Стругацкий Б. С. 33-43
Комментарии к пройденному (фрагменты) / Стругацкий Б. С. 44-45
silent_gluk: (pic#4742421)
[personal profile] silent_gluk
Дмитревский Вл. Встречи с грядущим // Звезда. - 1964. - № 9. - С.192-198.


Читать дальше )
Я совершенно убежден, что «Магелланово облако» Станислава Лема наряду с «Туманностью Андромеды» И. Ефремова сегодня - лучшие, наиболее полные и законченные художественные произведения, создающие правдивую картину жизни на Земле в эпоху восторжествовавшего коммунизма.
Вплотную к ним примыкают повести Аркадия и Бориса Стругацких. Авторы «Страны багровых туч» не почили на лаврах своего первого литературного успеха. Их творческий труд напоминает бег с препятствиями. Всякий раз Стругацкие ставят перед собой новую, усложненную задачу и, надо признать, интересно ее решают. Тому свидетельство - их повести «Возвращение», «Стажеры», «Попытка к бегству».
Центральная идея творчества Стругацких сформулирована устами одного из героев повести «Стажеры» Ивана Жилина.
Жилин, привязавшись к юному стажеру Юре Бородину, думает о том, что мог бы здорово помочь миллионам таких же Юриков, оставшихся на Земле. «Помочь им входить в жизнь, помочь найти себя, определить свое место в мире, научить хотеть сразу многого, научить хотеть работать взахлеб.
Научить не кланяться авторитетам, а исследовать их и сравнивать их поучения с жизнью.
Научить настороженно относиться к опыту бывалых людей, потому что жизнь меняется необычайно быстро.
Научить презирать мещанскую мудрость.
Научить, что любить и плакать от любви не стыдно.
Научить, что скептицизм и цинизм в жизни стоят дешево, что это много легче и скучнее, нежели удивляться и радоваться жизни.
Научить доверять движениям души своего ближнего. Научить, что лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому.
Научить, что дело не в том, как на тебя влияют другие, а в том, как ты влияешь на других».
И герои старшего поколения, экипаж «Тахмасиба» - командир Алексей Быков, планетолог Владимир Юрковский, штурман Михаил Крутиков, борт-инженер Иван Жилин, и представители молодежи - стажер Юрий Бородин, «смерть-планетчики» с астероида Эйномия, персонажи повестей «Возвращение», на наших глазах обретают черты человека новой формации, шагнувшего из царства необходимости в царство свободы.
Друзья и соратники, совершившие когда-то первый полет на Венеру, вовсе не похожи один на другого. Суровый и внешне очень сухой Быков, «роскошный», лениво-пренебрежительный Юрковский, нежнейший Крутиков, простой и ясный Жилин... С одним было бы приятно провести застольные часы, с другим поговорить по душам, с третьим просто помолчать. Но с каждым из них и со всеми вместе легко и радостно совершить самое главное в своей жизни, такое, что потребует полной отдачи и самого высокого взлета души, то, что принято называть подвигом. И это объясняется тем, что у них есть своя, выверенная мера поступков и поведения, не позволяющая сфальшивить или принять малое и не очень значительное за большое и важное. Кстати, о подвиге. Герои Стругацких, как правило, - люди мужественные и смелые. Они не страшатся опасности. Охотно идут на риск. Вот Юрковский. Известный всей планете ученый, он в качестве генерального инспектора совершает «поездку» по трассам солнечной системы. И когда на Марсе проводится облава на чудовищных пиявок, этот уже немолодой человек первым проникает в пещеру, куда скрылись спасшиеся от облавы страшилища. Тот же Юрковский укрощает бунт «нищих духом» на астероиде Бамберга и, в конце концов, погибает во время исследования колец Сатурна, пытаясь помочь раздавленному каменной глыбой Крутикову.
Можно привести много подобных примеров. Но характерно, что никому совершающему подвиг и в голову не приходит, что он поступает как-то особенно. Не звучат фанфары, и авторы не спешат увенчать героя лавровым венком. Подвиг становится поступком, вытекающим из нормы поведения человека. Иным он быть не может, ибо таково его существо - плод коммунистического воспитания многих поколений.
В каждом произведении Стругацких мы сталкиваемся с попыткой найти, раскрыть и обосновать те новые конфликты, которые, по всей видимости, вырастут на почве будущего и станут типичными для человека, решающего массу новых, сложнейших жизненных, нравственных и философских проблем. Особое значение придается вопросам нравственности. Преодолевать собственные слабости и недостатки. Уметь понять душевное состояние другого человека и вовремя прийти ему на помощь. Ненавидеть и презирать равнодушие - эту коррозию, разъедающую душу...
Особенно четко и непримиримо поставлен вопрос о качествах нового человека в повести «Попытка к бегству». Наш современник, советский офицер Репнин, бежит из фашистского концлагеря. В какой-то момент им овладевает страх, ибо в его «шмайсере» осталась последняя обойма. Вместо того чтобы выпустить ее по врагам, Репнин... «дезертирует» в будущее. Попав на далекую неизученную планету, Саул, он же Репнин, сталкивается с насилиями, ужасами, концентрационными лагерями, со всей той скверной, которую преодолевает человечество на своем многовековом пути к физической и нравственной свободе. И Саул в конце концов приходит к убеждению, что совершить «прыжок» в коммунизм нельзя: право войти в коммунизм завоевывается очень высокой ценой, хотя бы и ценой собственной жизни!
Идея этого сложного и смелого по мысли произведения раскрывается в финале. Заключенный в концлагеря Репнин погибает в схватке с фашистами, расстреливая последнюю обойму.
У Стругацких будущее - это конец XX и начало XXI века («Страна багровых туч», «Путь на Амальтею», «Стажеры») и XXII век («Возвращение»). Таким образом, Алексей Быков, Владимир Юрковский, Леонид Горбовский и другие лишь поднимаются по ступенькам лестницы в будущее, которое отдалено от нас не столь уж большими сроками.
Пристально вглядываясь в лицо нашего современника - строителя коммунистического общества, Стругацкие берут на вооружение лучшие его черты и наделяют ими своих героев, понятно, трансформируя их применительно к новым социальным условиям бытия.
Лютая ненависть к сытому мещанству, к мертвенной рутине, к ханжеству и лицемерию сочетается у Стругацких с высоким гуманизмом, выдвигающим на первый план жизнь и судьбу человека. «Никакие открытия не стоят одной-единственной человеческой жизни, - говорит Жилин. - Рисковать жизнью разрешается только ради жизни. Это придумали не люди. Это продиктовала история, а люди только сделали эту историю».
В произведениях Стругацких вы не найдете всеобъемлющего исследования коммунистического общества. Да, вероятно, такой цели они перед собой и не ставили. Но каждая их повесть вводит нас в это общество, заставляет увидеть его таким, каким оно представляется автоpaм, - всегда в поиске, в поступательном движении.
С людьми нового коммунистического общества мы встречаемся и на маленьком астероиде Эйномия, где несколько энтузиастов-ученых - «двадцать пять человек крепких, как алмаз, умных, смелых» - изучают распространение гравитационных волн («Стажеры»).
А в «Возвращении» мы встречаемся с подростками-учениками Аньюдинской школы. Ну, мальчишки как мальчишки! Романтики, забияки, фантазеры. Они носят великолепные клички: Капитан, Атос, Лин... У них есть детально разработанный план - удрать из школы и отправиться на Венеру, чтобы принять участие в грандиозных работах по дистилляции ее атмосферного покрова. И все же они - представители самого молодого поколения XXII века - разительно отличаются от подростков нашего времени. То, что сегодня лишь намечено в сознании и характерах самых передовых, самых лучших ребят - целеустремленность, ненасытная жажда знания, отвращение ко всему фальшивому и дурному, - стало естественной потребностью каждого из учеников Аньюдинской школы. Потому-то их учитель Тенин находит способ отвлечь их от легкомысленной затеи бегства из школы и натолкнуть на более посильные для них дела, потому-то так горячо и искренне звучат гневные слова Поля, обращенные к Вальтеру: «Ты помнишь, что самое дрянное на свете? Я напомню тебе: трусить, врать и нападать. Слава богу, ты не трус, но остальное ты забыл. А я хочу, Чтобы ты запомнил это накрепко!»
Кредо Стругацких изложено Евгением Славиным: «Мое воображение, - говорит он, - всегда поражала ленинская идея о развитии общества по спирали. От первобытного коммунизма, коммунизма нищих, нищих телом и духом, через голод, кровь, войны, через сумасшедшие несправедливости, к коммунизму неисчислимых материальных и духовных богатств. С коммунизма человек начал и к коммунизму вернулся, и этим возвращением начинается новая ветвь спирали, такая, что подумать - голова кружится. Совсем-совсем иная ветвь, не похожая на ту, что мы прошли. И двигает нас по этой новой ветви совсем новое противоречие: между бесконечностью тайн природы и конечностью наших возможностей в каждый момент. И это обещает впереди миллионы веков интереснейшей жизни».
Читать дальше )
Академик Д. Щербаков в статье «О том, что волнует» пишет: «Фантастические повести, рассказывающие о людях будущего, о их делах и стремлениях, призваны играть огромную воспитательную роль, так как они повествуют о примерах, к которым надо стремиться. Всякий писатель, взявшийся за научную фантастику, обязательно должен досконально разобраться в настоящем, в противном случае его мечты будут бессмысленными».
Посылка, как говорится, совершенно правильная. Приятно, что крупный ученый признает огромную воспитательную роль научной фантастики. Но дальше он пишет:
«К сожалению, даже самый беглый анализ научно-фантастической литературы показывает, что это совершенно необходимое правило часто не выполняется. Вот почему герои ряда произведений этого жанра не вызывают никакой симпатии у читателя».
Думается, что Д. Щербаков делает подобный вывод только потому, что его знакомство с советской научно-фантастической литературой недостаточно глубоко.
Человек, встретившийся с героями Ефремова, Стругацких, Гора и других серьезных мастеров этого жанра, не стал бы, конечно, утверждать, что они либо «сводная таблица всевозможных добродетелей», либо «упитанные невежды, наивные и никчемные».
Писатели-фантасты - люди, одаренные особым даром воображения. Они могут и должны нарисовать правдивые, прекрасные и величественные картины того мира, который ныне строит более миллиарда землян.
Что же может быть благороднее и значительнее задачи ярко, осязаемо показать то, что было когда-то мечтой многих поколений, а ныне воплотилось в программу конкретных дел каждого из нас!
silent_gluk: (pic#4742427)
[personal profile] silent_gluk
Дмитревский Вл. Встречи с грядущим // О литературе для детей. - Л., 1964. - Вып.9. - С.29-46.


Читать дальше )
Я совершенно убежден, что «Магелланово облако» Станислава Лема наряду с «Туманностью Андромеды» И. Ефремова на сегодня лучшие, наиболее полные и законченные художественные произведения, создающие правдивое видение жизни на Земле в эпоху восторжествовавшего коммунизма.
Вплотную к ним примыкают повести Аркадия и Бориса Стругацких, занимающие все более значительное место в советской научной фантастике. Происходит это потому, что авторы «Страны багровых туч» не почили на лаврах своего первого литературного успеха. Их творческий труд напоминает бег с препятствиями. Всякий раз Стругацкие ставят перед собой новую, «усложненную» задачу и, надо признать, блестяще ее решают. Тому свидетельство - их повести «Возвращение», «Стажеры», «Попытка к бегству», «Далекая Радуга».
В Программе партии сказано: «В период перехода к коммунизму возрастает возможность воспитания нового человека, гармонически сочетающего в себе духовное богатство, моральную чистоты и физическое совершенство».
Вот он, ключ к пониманию центральной идеи, заложенной в каждом произведении Стругацких! Она четко сформулирована устами одного из героев повести «Стажеры» Ивана Жилина, того самого бортинженера легендарного «Тахмасиба», которого мы отлично помним по книге «Страна багровых туч».
Жилин, привязавшись к юному стажеру Юре Бородину, думает о том, что мог бы здорово помочь миллионам таких же Юриков, оставшихся на Земле. «Помочь им входить в жизнь, помочь найти себя, определить свое место в мире, научить хотеть сразу многого, научить хотеть работать взахлеб.
Научить настороженно относиться к опыту бывалых людей, потому что жизнь меняется необычайно быстро. Научить презирать мещанскую мудрость. Научить, что любить и плакать от любви не стыдно. Научить, что скептицизм и цинизм в жизни стоят дешево, что это много легче и скучнее, нежели удивляться и радоваться жизни.
Научить доверять движениям души своего ближнего. Научить, что лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому.
Научить, что дело не в том, как на тебя влияют другие, а в том, как ты влияешь на других.
И научить их, что один человек ни черта не стоит».
Но подлинный художник не имеет права ограничиться одним лишь декларированием своих воззрений.
Идея должна найти свое образное выражение! И вот, читая книги Стругацких, мы убеждаемся, что слово у них не расходится с делом. И герои старшего поколения - экипаж «Тахмасиба»: командир Алексей Быков, планетолог Владимир Юрковский, штурман Михаил Крутиков, бортинженер Иван Жилин, и представители молодежи - стажер Юрий Бородин, «смерть-планетчики» с астероида Эйномия и персонажи повестей «Возвращение» и «Далекая радуга» обретают видимые и осязаемые черты человека новой формации, шагнувшего из царства необходимости в царство свободы.
Жизнь каждого из них прежде всего неповторима. Друзья и соратники, совершившие когда-то первый полет на Венеру, вовсе не похожи один на другого. Суровый и внешне очень сухой Быков, «роскошный», лениво-пренебрежительный Юрковский, нежнейший Крутиков, простой и ясный Жилин... С одним было бы приятно провести застольные часы, с другим поговорить по душам, с третьим просто помолчать, иногда лишь встречаясь взглядами. Но с каждым из них и со всеми вместе легко и радостно совершить самое главное в своей жизни, такое, что потребует полной отдачи и самого высокого взлета души, то, что принято называть подвигом. И это объясняется тем, что у них есть своя, выверенная мера поступков и поведения, не позволяющая сфальшивить или принять малое и не очень значительное за большое и важное.
Кстати, о подвиге. Герои Стругацких, как правило, люди мужественные и смелые. Они не страшатся опасности. Охотно идут на риск. Возьмем, к примеру, Юрковского. Известный всей планете ученый, он в качестве генерального инспектора совершает «поездку» по трассам Солнечной системы. И когда на Марсе проводится облава на чудовищных пиявок, этот, уже немолодой, человек, первым проникает в пещеру, куда скрылись спасшиеся от облавы страшилища. Тот же Юрковский укрощает бунт «нищих духом» на астероиде Бамберга и в конце концов погибает во время исследования колец Сатурна, пытаясь помочь раздавленному каменной глыбой Крутикову.
В «Далекой Радуге» физик-нулевик Роберт Скляров садится на резервную «Харибду» (танк - поглотитель энергии) и вступает в неистовое, безнадежное единоборство с Волной, испепеляющей на своем пути все живое. А на другой «Харибде» работает флегматичный Патрик.
Можно привести много подобных примеров. Но характерно, что совершающему подвиг и в голову не приходит, что он поступает как-то особенно. Не звучат фанфары славы, и авторы не спешат увенчать героя лавровым венком. Подвиг становится поступком, вытекающим из нормы поведения человека. Иным он быть не может, ибо таково его существо - результат коммунистического воспитания многих поколений.
В каждом произведении Стругацких мы сталкиваемся с попыткой писателей найти, раскрыть и обосновать те новые конфликты, которые, по всей видимости, вырастут на почве будущего и станут типичными для человека, которому придется решать массу новых, сложнейших нравственных, моральных и философских проблем. Особое значение придается вопросам нравственности. Преодолевать собственные слабости и недостатки. Уметь понять душевное состояние другого человека и вовремя прийти ему на помощь. Ненавидеть и презирать равнодушие - эту коррозию, разъедающую душу...
Особенно четко и непримиримо поставлен вопрос о качествах нового человека в повести «Попытка к бегству». Наш современник, советский офицер Репнин, бежит из фашистского концлагеря. В какой-то момент им овладевает страх, ибо в его «шмайсере» осталась последняя обойма. Вместо того чтобы выпустить ее по врагам, Репнин... «дезертирует» в будущее. Попав на далекую неизученную планету, Саул, он же Репнин, сталкивается с насилиями, ужасами, концентрационными лагерями, со всей той скверной, которую преодолевает человечество на своем многовековом пути к физической и нравственной свободе. И Саул в конце концов приходит к убеждению, что совершить «прыжок» в коммунизм нельзя: право войти в коммунизм завоевывается очень высокой ценой, хотя бы и ценой собственной жизни!
Идея этого сложного и смелого по мысли произведения раскрывается в финале. Заключенный концлагеря Репнин погибает в схватке с фашистами, расстреливая последнюю обойму.
Меня могут упрекнуть в непоследовательности. Ведь, говоря о «Туманности Андромеды», я оправдывал «непохожесть» людей эры Великого Кольца на наших современников, а сейчас, анализируя произведения Стругацких, положительно отзываюсь об их героях, которые мало чем отличаются от нас. Но все станет на свои места, если вспомнить, что Ефремов относит время действия примерно на тысячелетие вперед, тогда как у Стругацких будущее - это конец XX и начало XXI веков («Страна багровых туч», «Путь на Амальтею», «Стажеры»), XXII век («Возвращение», «Далекая Радуга»). Таким образом, Алексей Быков, Владимир Юрковский, Леонид Горбовский и другие лишь поднимаются по ступенькам лестницы, которую уже преодолели Дар Ветер и Эрг Hoop.
Пристально вглядываясь в лицо нашего современника - строителя коммунистического общества, Стругацкие берут на вооружение лучшие его черты и наделяют ими своих героев, понятно, трансформируя их применительно к новым социальным условиям бытия. И из искры возгорается пламя благородной, чистой и мужественной души нового человека.
Лютая ненависть к сытому мещанству, к мертвенной рутине, к ханжеству и лицемерию сочетается у Стругацких с высоким гуманизмом, выдвигающим на первый план жизнь и судьбу человека. «Никакие открытия не стоят одной-единственной человеческой жизни, - говорит Жилин. - Рисковать жизнью разрешается только ради жизни. Это придумали не люди. Это продиктовала история, а люди только сделали эту историю». И когда во время катастрофы на Радуге возникает вопрос, что надлежит спасать в первую очередь: материалы величайших научных открытий, принадлежащих двадцати миллиардам землян, разбросанных по вселенной, или же детей, находящихся на погибающей планете, Леонид Горбовский колеблется лишь мгновение. «Надо выбрать и сказать вслух, громко, что ты выбрал. И тем самым взять на себя гигантскую ответственность, совершенно непривычную по тяжести, ответственность перед самим собой, чтобы оставшиеся три часа жизни чувствовать себя человеком, не корчиться от непереносимого стыда...»
И Горбовский уже решил. Он берет микрофон и говорит просто: «Все уже решено. Ясли и матери с новорожденными уже на звездолете. Остальные ребятишки грузятся сейчас. Я думаю, все поместятся. Даже не думаю, уверен».
Вот ситуация, в которой оправдывается не только право рисковать жизнью, но и отдать свою за жизнь других!
В произведениях Стругацких вы не найдете всеобъемлющего исследования коммунистического общества. Да, вероятно, такой цели они перед собой и не ставили. Но каждая их повесть вводит нас в это общество, заставляет увидеть его таким, каким оно представляется авторам, - всегда в поиске, в поступательном движении.
Атмосфера необычного, нового обволакивает нас и тогда, когда мы вместе с Юрковским оказываемся на маленьком астероиде Эйномия, где несколько энтузиастов-ученых, «двадцать пять человек, крепких, как алмаз, умных, смелых», изучают распространение гравитационных волн («Стажеры»), и тогда, когда мы незримо присутствуем в кабинете директора Радуги-планеты, превращенной в базу для проведения самых неимоверных научных экспериментов («Далекая Радуга»). На первый взгляд, рабочий день Матвея Вязаницына мало чем отличается от рабочего дня директора какого-нибудь крупного завода или научно-исследовательского института наших дней. Многочисленные посетители. Вызовы. Споры. Столкновение интересов. Вязаницын то убеждает, то упрашивает, иногда - приказывает. Из его кабинета выходят довольные, смущенные, разгневанные. Но вслушайтесь в этот быстрый лаконичный диалог. Никто не говорит о себе. Никто не жалуется на свои обиды и невзгоды. Но когда дело касается их работы, посетители директорского кабинета свирепеют и устраивают «начальству» грандиозные скандалы. Физики сражаются с физиками за право распоряжаться энергией, пытаются вне очереди получить нужные им аппараты, дерутся за время и за людей, необходимых для проведения эксперимента. И это уже завтрашний день, когда творческий труд стал необходимостью, радостью, счастьем для каждого!
А в «Возвращении» мы встречаемся с подростками - учениками аньюдинской школы. Ну, мальчишки как мальчишки! Романтики, забияки, драчуны. Они носят великолепные клички: «Капитан», «Атос», «Лин»... У них есть детально разработанный план - удрать из школы и... отправиться на Венеру, чтобы принять участие в грандиозных работах по дистилляции ее атмосферного покрова. И все же они - представители самого молодого поколения XXII века - разительно отличаются от подростков нашего времени. То, что сегодня лишь намечено в сознании и характерах самых передовых, самых лучших ребят-целеустремленность, ненасытная жажда знания, отвращение ко всему фальшивому и дурному, - стало естественной потребностью каждого из учеников аньюдинской школы. Потому-то их учитель Тенин находит способ отвлечь их от легкомысленной затеи - бегства из школы - и натолкнуть на более посильные для них дела, потому-то так горячо и искренне звучат слова Поля, обращенные к Вальтеру: «Ты помнишь, что самое дрянное на свете? Я напомню тебе: трусить, врать и нападать. Слава богу, ты не трус, но остальное ты забыл. А я хочу, чтобы ты запомнил это накрепко!»
Кредо Стругацких изложено Евгением Славиным - звездолетчиком-релятивистом, шагнувшим в будущее, понявшим и полюбившим его. «Мое воображение, - говорит он, - всегда поражала ленинская идея о развитии общества по спирали. От первобытного коммунизма, коммунизма нищих, нищих телом и духом, через голод, кровь, войны, через сумасшедшие несправедливости, к коммунизму неисчислимых материальных и духовных богатств. С коммунизма человек начал и к коммунизму вернулся, и этим возвращением начинается новая ветвь спирали, такая, что подумать - голова кружится. Совсем-совсем иная ветвь, не похожая на ту, что мы прошли. И двигает нас по этой новой ветви совсем новое противоречие: между бесконечностью тайн природы и конечностью наших возможностей в каждый момент. И это обещает впереди миллионы веков интереснейшей жизни».
Оттуда, из грядущего - крутого витка спирали общественного развития - доносится до нас уверенный и твердый голос наших потомков: «Спокойной плазмы!»
И мы, поверившие и полюбившие их, отвечаем из нашего трудного, но прекрасного сегодня, молодому незнакомому племени: «И вам спокойной плазмы, друзья!»
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742426)
[personal profile] silent_gluk
Оригинал взят у [livejournal.com profile] umklaidet в В Петербурге (магазин Андрея Стругацкого) можно купить недорого книги из серии с 7-гранной гайкой
В питерском книжном магазине, принадлежащем сыну Бориса Натановича - Андрею, недорого продаются новые книги допечатанного тиража книг Стругацких серии с семигранной гайкой.
Под катом - расценки и ссылка на источник.

Цены и пруф )



Только я не пойму: это точно "Миры братьев Стругацких" или другие серии?..
silent_gluk: (pic#4742421)
[personal profile] silent_gluk
Брандис Е., Дмитревский В. Предисловие // В мире фантастики и приключений: Альм. - Л., 1964. - С.5-17.

Читать дальше )
* * *
Планета Марс давно уже стала объектом пристального внимания не только ученых, но и писателей-фантастов. После того как итальянский астроном Скиапарелли обнаружил в 1877 году на Марсе «каналы», являющиеся якобы искусственными сооружениями, и стали возникать гипотезы о высокоразвитой марсианской цивилизации, романисты ответили на это десятками книг, посвященных Марсу и его обитателям. У истоков современного фантастического «марсоведения» находятся немецкий писатель Курт Лассвиц с его романом «На двух планетах», Герберт Уэллс («Война миров»), А. Богданов («Красная звезда» и «Инженер Мэнни»). В советской научной фантастике, начиная с «Аэлиты» Алексея Толстого, с Марсом связаны сюжеты многих произведений (Г. Мартынов «220 дней на звездолете»; А. Казанцев «Гость из космоса»; К. Волков «Марс пробуждается»; А. Стругацкий, Б. Стругацкий «Стажеры» и «Ночь на Марсе»; В. Журавлева «Голубая планета»; М. Емцев и Е. Парнов «Последняя дверь» и др.).
Читать дальше )
* * *
«Путь на Амальтею» Аркадия и Бориса Стругацких и «Пленники астероида» Георгия Гуревича проще всего было бы охарактеризовать как обычные «космические» повести. В самом деле, фотонный грузовик «Тахмасиб» с продовольствием для планетологической станции на Амальтее терпит аварию в непосредственной близости от Юпитера. Начинается падение в водородные бездны гигантской планеты. Шансы на спасение ничтожны. Тем не менее экипаж «Тахмасиба» в невероятно трудных условиях частично восстанавливает фотонный двигатель и в конце концов вырывается из плена притяжения Юпитера. Задание выполнено - груз на Амальтею доставлен.
Но этот сжатый пересказ вовсе не раскрывает содержания повести. Все дело в людях и их характерах. Среди членов экипажа - Быков и Крутиков, Юрковский и Дауге, герои межпланетных экспедиций, знакомые читателям по книгам тех же авторов: «Страна багровых туч» и «Стажеры». Это о них думает молодой бортинженер Жилин, совершающий на «Тахмасибе» свой первый полет: «Какие имена!.. Страшная и прекрасная, с детства знакомая полулегенда о людях, которые бросили к ногам человечества грозную планету. О людях, которые на допотопном «Хиусе» - фотонной черепахе с одним единственным слоем мезовещества на отражателе - прорвались сквозь бешеную атмосферу Венеры. О людях, которые нашли в черных первобытных песках Урановую Голконду - след удара чудовищного метеорита из антивещества».
И Жилин не ошибся в своих спутниках, так же как и они не ошиблись в своем молодом товарище.
Беспредельное мужество, самоотверженность, нравственная сила, высокое чувство долга и прочная, как гранит, дружба, свойственные людям новой коммунистической формации, воспеваются в этой повести.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742422)
[personal profile] silent_gluk
http://cameralabs.org/10422-boris-strugatskij-samaya-opasnaya-nasha-bolezn-nezhelanie-svobody-strakh-svobody-svobodofobiya

Спасибо С.Бондаренко и Валентину!

Борис Стругацкий: «Самая опасная наша болезнь – нежелание свободы. Страх свободы. Свободофобия»



Размышления Бориса Натановича, вызвавшие необычайный интерес, об угрозе первой степени, о менталитете общества, духовном рабстве, тоталитаризме и нацизме.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742428)
[personal profile] silent_gluk
Оригинал взят у [livejournal.com profile] esdra в О людях Полдня и антиутопии в утопии Стругацких

3563818_f93576013aeae1f370c0e6201ae12727 (700x560, 157Kb)К передаче о творчестве Аркадия и Бориса Стругацких мы с моим соведущим Олегом Комраковым готовились долго. Для меня это задача из разряда Mission Impossible. Абсолютно невозможно за 60 минут с музыкальным перерывом рассказать о творчестве Стругацких. Мы не ставили перед собой невозможных задач и поэтому изначально решили не углубляться в биографию соавторов, а посвятить передачу творческой биографии писателя Братья Стругацкие. Изначально мы планировали три передачи по Стругацким, но в результате прямого эфира решили, что продлим цикл об АБС до 4 передач.

Этот эфир был посвящен раннему периоду творчества АБС и миру Полдня. Конечно, начали мы с раннего рассказа "Извне" и романа "Страна багровых туч", где появляется впервые веселая компания Быкова, Дауге, Юрковского, Крутиков. Роман во многом ученический, но даже со скидкой он очень сильно отличался от того, что тогда публиковалось в советской фантастике. Связанные общими героями с этой повестью продолжения — «Путь на Амальтею» (1960), «Стажёры» (1962), а также рассказы первого сборника Стругацких «Шесть спичек» (1960) положили начало многотомному циклу произведений о будущем Мире Полудня, в котором авторам хотелось бы жить.

При этом и "Путь на Амальтею" и уже "Стажеры" были очень важными повестями. В «Пути на Амальтею» авторы начинают избавляться от привычной в фантастике того времени назидательности и озвучивания устами героев научных сведений и технических концепций. Стругацкие совершенствуют технику диалога, некоторые речевые находки становятся популярны у читателей. Но "Стажеры" мне кажутся гораздо более зрелой и важной вещью у АБС. Повесть составлена из нескольких новелл, нанизанных на стержневой сюжет — путешествие юного вакуум-сварщика Юры Бородина на «Тахмасибе» от Земли до Сатурна в обществе экипажа корабля, которым руководит полюбившийся читателям Быков, и инспектора Юрковского. Финал повести трагичен. Конечная точка маршрута Юры — обсерватория «Кольцо-1», откуда «Тахмасиб» должен отправиться дальше по своим делам, а Юра — попутным транспортом перебраться на станцию «Кольцо-2», где работают его однокурсники. Юрковский, давно вынашивавший идею об искусственном происхождении колец больших планет, добивается возможности провести разведку в кольце Сатурна на небольшом корабле под управлением Михаила Крутикова. Во время разведывательного полёта им удаётся невозможное — они натыкаются на каменную глыбу, на которой находятся несомненные следы разумной деятельности. При попытке исследовать свою находку Юрковский и Крутиков гибнут. Вот и есть та самая кульминация, ради которой и писалась, на мой взгляд, повесть. Это озвучено словами Юры Бородина: " … Почему никогда? Как это так можно, чтобы никогда? Какой-то дурацкий камень в каком-то дурацком Кольце дурацкого Сатурна… И людей, которые должны быть, просто обязаны быть, потому что мир без них хуже, — этих людей нет и никогда больше не будет… "   

Пересказывать всю передачу я не вижу смысла. Могу лишь добавить, что говорили мы еще о повестях  "Попытка к бегству", "Полдень XXII век", "Далекая Радуга" и только начали свой разговор о романе "Трудно быть богом". Хочу попросить прощения у уважаемого торрио за то, что мы не ответили на его вопрос о "Белом ферзе", но мы обязуемся это сделать в следующей передаче.

Если вам не удалось послушать прямой эфир, то вы можете послушать его запись. Запись выкладываю в блоге. Передачу можно также послушать и скачать на сайте радио "Новая жизнь".



Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

silent_gluk: (pic#4742425)
[personal profile] silent_gluk
Вот, например, работа Р.Тельпова "Особенности языка и стиля прозы братьев Стругацких"

Оглавление диссертации
кандидат филологических наук Тельпов, Роман Евгеньевич

Введение.
Глава 1.
Творчество братьев Стругацких в контексте жанра НФ.
1.1.К вопросу о термине «научная фантастика».
1.2. Сущностные характеристики жанра НФ. а) Научная фантастика с точки зрения внешнего антуража б) Научная фантастика — фантастика как объект в) Научная фантастика и принцип единой посылки
1.3. Основные направления советской научной фантастики и своеобразие фантастики братьев Стругацких. а) Хронологический взгляд б) Типологический взгляд
Выводы по первой главе.
Глава 2.
Лексические особенности языка и стиля братьев Стругацких 2.1. Своеобразие индивидуально-авторских новообразований в научной фантастике
2.1.1. Предварительные замечания.
2.1.2. Вопрос об индивидуально-авторских новообразованиях в художественной речи.
2.1.3. Окказионализмы и потенциальные слова (к вопросу о разграничении).
2.1.4. Новообразования НФ как особый тип индивидуально-авторских новообразований. а) Лексическое своеобразие новообразований НФ б) Словообразовательная специфика новообразований НФ 2.2 Типология новообразований НФ в реалистической фантастике братьев Стругацких
2.2.1. Разговорные окказионализмы в прозе братьев Стругацких.
2.2.2. Новообразования НФ, характерные для реалистической фантастики братьев Стругацких (предварительные замечания). а) Новообразования, созданные путем слово - и основослоэ/сения б) Новообразования, созданные путем аффиксации в) Новообразования, созданные безаффиксным способом г) Новообразования, созданные путем усечения производящей основы д) Новообразования, созданные с использованием немотивированного знака е) Новообразования, созданные на основе заимствований 2.3 Особенности авторских новообразований в игровой фантастике братьев Стругацких.
2.4. Авторских новообразований в иносказательной фантастике братьев Стругацких.
2.5. Лексические и описательные анахронизмы в творчестве братьев Стругацких
2.5.1 Анахронизмы в повестях братьев Стругацких, относящихся к реалистическому типу.
2.5.2 Анахронизмы в повестях братьев Стругацких, относящихся к игровому типу.
2.5.3. Анахронизмы в повестях братьев Стругацких, относящихся к иносказательному типу.
2.6. Особенности ономастиконов, характерных для творчества братьев Сругацких.
2.6.1. Типология собственных имен в произведениях, относящихся к реалистическому типу.
2.6.2. Типология собственных имен в произведениях, относящихся к игровому типу.
2.6.3. Типология собственных имен в произведениях, относящихся к иносказательному типу.
Выводы по второй главе.
Глава 3 Способы описания фантастических феноменов в творчестве братьев Стругацких
3.1. Описания фантастических феноменов как конститутивный элемент стиля НФ.
3.2. Описания фантастических феноменов и их стилистическая функция в реалистическом типе фантастики братьев Стругацких
3.2.1. Особенности описания фантастических феноменов в научно-технологической фантастике.
3.2.2. Особенности описаний фантастических феноменов в социальной фантастике братьев Стругацких.
3.2.3. Особенности описаний фантастических феноменов в ксенокосмической фантастике.
3.3. Стилеобразующая функция описаний фантастических феноменов в повестях, относящихся к игровому типу фантастики братьев Стругацких.
3.4. Стилеобразующая функция описаний фантастических феноменов в фантастике иносказательного типа
3.4.1. Стилистическая функция описаний фантастического феномена в повести «Улитка на склоне».
3.4.2. Стилистическая функция описаний фантастических феноменов в повести «Второе нашествие марсиан».
Выводы по третьей главе.

Читать дальше )

Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/osobennosti-yazyka-i-stilya-prozy-bratev-strugatskikh-0#ixzz4BBMmprQm
silent_gluk: (pic#4742425)
[personal profile] silent_gluk
Фанткритик - это ежегодный конкурс рецензий на книги, написанные в жанре фантастики. И литературно-критических статей о них же.

Итак.

СТРУГАЦКИЕ, КОТОРЫХ МЫ ПОТЕРЯЛИ>

…Все преходяще, а музыка вечна!
«В бой идут одни старики»


Ценность книги и место автора в литературе — уравнение с переменными неизвестными. Кто отплывет в вечность, кто канет в Лету — предсказать в принципе невозможно. Мы никогда не узнаем, что современники думали о комедиях Аристофана и списках кораблей Гомера, зато можем быть уверены, что чудаку Пушкину современники предпочитали благонамеренного Загоскина, а про Джона Китса при жизни не сказали ни единого доброго слова. Невероятной популярностью лет этак сто назад пользовались приключения Ника Картера, сладкие словно патока сказки Чарской и залихватские романы Салиаса де Турнемира. Кто сейчас их читает?

Книги братьев Стругацких — символ эпохи. Как Гагарин и Луноход-1, Высоцкий и Евтушенко, стройотряды и дома пионеров, очереди за водкой и книгами. По ленивому « можно я лягу », саркастическому « Корнеев грруб!», или ехидному « цитируем мятежника Цурэна » узнавали друг друга физики и инженеры, богема и неформалы, КСПшники и студенты. Как и « Зовите меня Измаил », « Он заслужил покой », « Грех мой, душа моя, Ло-ли-та » цитаты эти обозначали принадлежность к интеллектуальному меньшинству, своему кругу. Стругацких перепечатывали на машинках и переписывали от руки, зачитывали и крали из библиотек, продавали втридорога и покупали за любые деньги. На них росли — поколениями. И задавались правильными вопросами. Где грань между подвигом и преступлением, чья судьба важнее — ученого или ребенка, стоит ли взрывать башню ПБЗ или возвращаться в концлагерь из светлого будущего, как жить, чтобы не тратить последние минуты на выкрик «дурак! подлец!» обращенный к себе самому.

Читать дальше )
Отсюда: http://krupaspb.ru/piterbook/fantkritik_rec.html?nn=454&np=3 (автор - Н.Батхен).
silent_gluk: (pic#4742424)
[personal profile] silent_gluk
Брандис Е., Дмитревский Вл. Мечта и наука // В мире фантастики и приключений: Альм. - Л., 1963. - С.658-671.


Всякий раз, проходя по Невскому, мы останавливаемся возле лотков, которые выставлены перед Домом книги. Здесь продаются новинки. Прислушиваемся к репликам покупателей:
- А есть ли у вас что-нибудь еще из «Жизни замечательных людей»?
- Получите за двухтомник Войнич!
- Дайте мне эту книжку Пановой.
- А какие у вас есть новинки по научной фантастике и приключениям?
Такой вопрос слышишь особенно часто. Задают его и подростки, и студенты, и пожилые солидные люди.
То же самое наблюдаешь и в библиотеках. Номера «3везды» с повестью Лема «Солярис», сборник «Фантастика. 1962 год», приключенческий роман Василия Ардаматского «Сатурн почти не виден» выдаются читателям по записи.
Научная фантастика. Приключения... Чем же объяснять такой повышенный спрос на произведения этих жанров?
Проще всего было бы сказать, что люди ищут в часы отдыха легкого занимательного чтения. Но это не вполне точно. Хорошие научно-фантастические и приключенческие книги отвечают на многие волнующие вопросы, поставленные самой жизнью. Вспомните хотя бы произведения Ивана Ефремова, Геннадия Гора, Аркадия и Бориса Стругацких. Проблемы современной научной фантастики подсказаны смелыми гипотезами ученых. В наше время, когда наука доказала свое безграничное могущество, закономерно повышается интерес многомиллионной читательской аудитории к тому виду художественной литературы, который сделал своим предметом изображение научных исканий и вдохновенного труда ученых, науку и эмоции, связанные с перспективами научного творчества.
Читать дальше )
Написанная в свойственном тому времени экспрессивном стиле, с неясными композиционными контурами, «Страна Гонгури» привлекала страстной верой автора в коммунистическое будущее.
Эта вера, подкрепленная реальными завоеваниями социалистического строя, вызвала к жизни в последние годы целую серию научно-фантастических книг, посвященных той же теме. Читая «Туманность Андромеды» И. Ефремова, «Магелланово облако» польского писателя Станислава Лема, «В стране наших внуков» чешского литератора Яна Вайсса, «Каллмстяне» и «Гостя из бездны» Георгия Мартынова, «Возвращение» Аркадия и Бориса Стругацких, «Пояс жизни» Игоря Забелина - книги разные по уровню художественного выполнения и глубине мысли, - мы невольно вспоминаем замечательные слова А. И. Герцена, словно обращенные к писателям-фантастам: «Вера в будущее - наше благороднейшее право, наше неотъемлемое благо. Веруя в него, мы полны любви к настоящему».

* * *
Сборник «В мире фантастики и приключений» составлен с учетом тематического многообразия советской научной фантастики, откликающейся на всё новое, что происходит в науке, и стремящейся опередить ее реальные возможности.
Проблема высокоорганизованной жизни на других мирах и вытекающая из нее идея межпланетного общения цивилизаций - одна из самых распространенных и волнующих тем современной научно-фантастической литературы. Решается эта проблема в разных аспектах и с разных точек зрения.
И. Росоховатский в коротком рассказе «Встреча в пустыне» рисует пришельцев с неизвестной планеты, для которых время протекает по иным законам, нежели у нас на Земле. Годы для людей - это всего лишь несколько мгновений в жизни этих загадочных существ. Мысль фантастическая, тревожащая воображение!
В повести Аркадия и Бориса Стругацких «Извне» речь идет об исследовании нашей планеты автоматическими приборами, посланными на Землю разумными обитателями какого-то далекого, чужого мира. В отличие от многих «кибернетических» рассказов, где главным персонажем становятся машина, а люди исполняют лишь служебные функции, излагая технические идеи авторов, здесь ведущая роль принадлежит самому человеку. Пытливый ученый Лозовский с риском для жизни проникает в чрево космического корабля, чтобы установить непосредственный контакт с таинственными пришельцами. Но какая досада - это были только роботы! «Героическая попытка Лозовского договориться в отсутствие их хозяев была, конечно, заранее обречена на провал. Но он сделал громадное дело: он узнал и рассказал. Несомненно, это был большой подвиг, достойный советского ученого, представителя Человечества с большой буквы...»
Читать дальше )
Космос будет осваиваться не только ради постижения загадок и тайн мироздания и не только во имя установления связей с разумными обитателями далеких миров, но и в целях расширения жизненных плацдармов для человечества.
Полностью отвечает идеям Циолковского об освоении всего околосолнечного пространства повесть А. и Б. Стругацких «Стажеры». Ближайшие планеты уже обжиты, на дальних, вернее на их спутниках, работают научно-исследовательские станции. Инспекционный звездолет, на борту которого находится знаменитый исследователь космоса Юрковский, знакомый читателям по повестям «Планета багровых туч» и «Путь на Амальтею», поочередно посещает уже завоеванные человечеством планеты и астероиды. В романе Г. Мартынова «Гость из бездны» ведутся грандиозные работы по уничтожению пояса астероидов между Марсом и Юпитером. В небольшой повести Г. Гуревича «Первый день творения», включенной в наш сборник, мы как бы переносимся еще на несколько столетий вперед, когда люди будут в состоянии осуществить поистине фантастический проект - расчленить Уран на части и приблизить к Солнцу, сделав пригодным для заселения.
Трудно, конечно, сказать, понадобится ли когда-нибудь уничтожать пояс астероидов и сдвигать планеты со своих орбит. Но то, что людям придется обживать околосолнечное пространство, - это несомненно.
«Земля, - писал Циолковский, - колыбель людского рода, но нельзя вечно оставаться в колыбели».
Читать дальше )
Мы знаем немало интересных произведений советских писателей, раскрывающих чудесные возможности кибернетических устройств, начиная с рассказа братьев Стругацких «Испытание „Скибр"» и кончая парадоксальными рассказами писателя-физика А. Днепрова и И. Варшавского, ленинградского инженера, лишь недавно пришедшего в литературу.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742428)
[personal profile] silent_gluk
Вдруг вспомнилась мне песенка Моллара из "Пути на Амальтею".

Помните - «Две ласточки целуются за окном моего звездолета. В пустоте-те-те-те. И как их туда занесло. Они очень любили друг друга и сиганули туда полюбоваться на звезды. Тра-ля-ля. И какое вам дело до них».

Так вот, как вы думаете, а как бы эта песенка могла бы выглядеть "в оригинале" (если бы она в нем существовала)?..
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
Время потихоньку идет, и вышел уже Третий том Полного собрания сочинений Стругацких. Правда, все еще лишь в электронном виде, но зато во многих форматах. Купить его можно, традиционно, здесь - http://litgraf.com/eshop.html?shop=10 , а там видно.

В этот раз вниманию читателей предлагается "Путь на Амальтею" и рассказы - из известного широко, три рассказа ("Страшная большая планета", "Скатерть-самобранка" и "Трезвый ум"), известных гораздо менее, а также анализ вариантов, публицистика и дневники, письма и записные книжки - "фишка" данного издания.

Эх, к этому всему великолепию бы да бумажное издание... Гм...
silent_gluk: (pic#4742425)
[personal profile] silent_gluk
То, чего вы не знали о кинематографе, но всегда хотели знать!

24.07.2015 в 23:31
Пишет дайри-юзер Шано:

Ну и раз пошла такая пьянка, можно вспомнить из старенького:

КИНО: ПОЛВЕКА СО СТРУГАЦКИМИ
(Опыт альтернативно-криптоисторического экскурса)

Дата: 31 декабря 2118 года
Автор: Шейла Кадар
Тема 0013: Сказка о Двойке
Содержание: Фильм, фильм, фильм...

И еще несколько слов о мультфильмах. Если пересказывать фильм - занятие неблагодарное, то пересказывать мультфильм - дело практически безнадежное.
Читать дальше )
URL записи
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
То, чего вы не знали о кинематографе, но всегда хотели знать!

24.07.2015 в 23:31
Пишет дайри-юзер Шано:

Ну и раз пошла такая пьянка, можно вспомнить из старенького:

КИНО: ПОЛВЕКА СО СТРУГАЦКИМИ
(Опыт альтернативно-криптоисторического экскурса)

Дата: 31 декабря 2118 года
Автор: Шейла Кадар
Тема 0013: Сказка о Двойке
Содержание: Фильм, фильм, фильм...
Список фильмов, снятых по произведениям братьев Стругацких, довольно обширен, и одно только их перечисление может занять много места. Поэтому в данном очерке ограничусь лишь первыми пятьюдесятью годами, исчисляемыми с 1958 года, когда у Стругацких вышла первая их повесть «Страна багровых туч».
Читать дальше )
URL записи
silent_gluk: (pic#4742427)
[personal profile] silent_gluk
Утащено отсюда: http://magazines.russ.ru/nlo/2007/88/ka9-pr.html

Опубликовано в журнале:
«НЛО» 2007, №88
СОЦИАЛЬНОЕ ВООБРАЖЕНИЕ БРАТЬЕВ СТРУГАЦКИХ: ИСТОРИЯ РЕЦЕПЦИИ
ИРИНА КАСПЭ
Смысл (частной) жизни, или Почему мы читаем Стругацких?


Многослойность текста, несовпадение исходного “замысла” и конечного “смысла” подчеркиваются в “Комментариях” достаточно часто, что позволяет и оперировать формулой “это произведение о…”, и уклоняться от слишком однозначных оценок (ср. начало главки о романе “Трудно быть богом” (1963): “Можно ли считать этот роман произведением о Светлом Будущем? В какой-то степени, несомненно, да. Но в очень незначительной степени. Вообще, в процессе работы этот роман претерпевал изменения весьма существенные. Начинался он (на стадии замысла) как веселый, чисто приключенческий, мушкетерский…”56).
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742471)
[personal profile] silent_gluk
Утащено отсюда: http://magazines.russ.ru/nlo/2007/88/ka9-pr.html

Опубликовано в журнале:
«НЛО» 2007, №88
СОЦИАЛЬНОЕ ВООБРАЖЕНИЕ БРАТЬЕВ СТРУГАЦКИХ: ИСТОРИЯ РЕЦЕПЦИИ
ИРИНА КАСПЭ
Смысл (частной) жизни, или Почему мы читаем Стругацких?


“СМЫСЛ ЖИЗНИ”


Фантастику Стругацких обычно в первую очередь определяют как “социальную”, то есть генетически связанную с утопией. Часто говорят об “утопическом периоде”32 их литературы, имея в виду ранние рассказы и повести о коммунистическом будущем, прежде всего — “Возвращение. Полдень, XXII век” (1960). В более поздних текстах (“Обитаемый остров” (1967), “Град Обреченный” (1974)) нередко обнаруживают антиутопическую логику. Наконец, Вячеслав Сербиненко фиксирует “подлинный прорыв за пределы Утопии” в “Улитке на склоне” (1965)33, а Фредерик Джеймисон — “автореферентный дискурс”, содержанием которого становится “непрерывное вопрошание” о самой возможности утопического письма, в “Пикнике на обочине” (1971)34.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742423)
[personal profile] silent_gluk
Утащено отсюда: http://magazines.russ.ru/nlo/2007/88/ka9-pr.html

Опубликовано в журнале:
«НЛО» 2007, №88
СОЦИАЛЬНОЕ ВООБРАЖЕНИЕ БРАТЬЕВ СТРУГАЦКИХ: ИСТОРИЯ РЕЦЕПЦИИ
ИРИНА КАСПЭ
Смысл (частной) жизни, или Почему мы читаем Стругацких?



ЭЗОПОВ КОМПЛЕКС


Кто-то из поклонников братьев Стругацких, запутавшись в античных именах, назвал язык патриархов советской фантастики “эдиповым”. Эта оговорка вряд ли вызовет интерес у психоаналитика, но и историку культуры не покажется неожиданной.

Начиная с середины 1980-х годов сомнительный термин “эзопов язык” употреблялся в отечественной публицистике настолько часто, что ближе к 1990-м почти превратился в диагноз. “…То, о чем раньше только намекалось, нынче говорится впрямую, в открытую. И иносказания уже “не звучат”. Эзопов язык недаром создан рабом”1, — утверждал семнадцать лет назад в посвященной Стругацким статье литератор Сергей Плеханов. Эзопов язык стремительно выходил из моды, что казалось достаточным основанием для вопроса: “Не был ли порожден интерес к так называемой социальной фантастике ее генетическим родством с идеологией застоя?”2 Легкость, с которой литература братьев Стругацких (“так называемая социальная фантастика”) редуцировалась здесь до иносказательного, эзопова сообщения о чем-то общеизвестном, свидетельствует о существовании длительной, многолетней интерпретативной традиции.

Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742425)
[personal profile] silent_gluk
Утащена отсюда: http://magazines.russ.ru/october/2015/7/6z-pr.html

Опубликовано в журнале:
«Октябрь» 2015, №7
ПУБЛИЦИСТИКА И КРИТИКА
Дмитрий ЗАНЕРВ
Легко быть интеллигентом


Дмитрий Занерв родился и живет в Одессе. Окончил философский факультет ОНУ им. Мечникова. Пишет философские и критические произведения. Публиковался в изданиях «Русский журнал», «Арт-подготовка», «Личности» и др. Автор книги эссе «Человеки» (2012). Призер фестиваля «Гоголеум».

Будущее как «тщательно обезвреженное настоящее»

Следующим пиком творчества братьев стал год 1971-й, год «Пикника на обочине». Пожалуй, наиболее известного и яркого сочинения Стругацких. По резонансу в советской и постсоветской культуре «Пикник» можно смело считать самой влиятельной книгой конца XX века. Тут и множество «кодовых слов» (сталкер, Зона, Пришествие, Машина желаний), вошедших в современный лексикон, и небывалая свобода и уверенность в обращении с «чужим» материалом (жизнь и мировоззрение западного человека). Сюжет лучшего фильма Тарковского (о чем ниже). Жуткое предвосхищение Чернобыля. Но главное – прекрасная литература, редкое для современности чувство формы. Надо откровенно сказать, что ничего более сильного в художественном отношении Стругацкие так и не написали, что бы они сами ни думали по этому поводу.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742415)
[personal profile] silent_gluk
Утащена отсюда: http://magazines.russ.ru/october/2015/7/6z-pr.html

Опубликовано в журнале:
«Октябрь» 2015, №7
ПУБЛИЦИСТИКА И КРИТИКА
Дмитрий ЗАНЕРВ
Легко быть интеллигентом


Дмитрий Занерв родился и живет в Одессе. Окончил философский факультет ОНУ им. Мечникова. Пишет философские и критические произведения. Публиковался в изданиях «Русский журнал», «Арт-подготовка», «Личности» и др. Автор книги эссе «Человеки» (2012). Призер фестиваля «Гоголеум».


Мой стол – моя крепость.

АНС

Вскоре после смерти Бориса Стругацкого разразился грандиозный скандал: его наследники, с весьма мутными обоснованиями, сняли с сайта http://rusf.ru/abs/ (обозначенного как «официальный») все тексты книг и даже публицистики и литературной критики писателей. Решение вызвало бурю возмущения в сети и за ее пределами. Зато теперь всякий, заходящий на некогда популярнейшую страницу, может взамен текстов Стругацких получить: «Солянка сборная мясная рецепт с фото, составление договоров за два дня! ирригатор рта; Накидки на сидения в машину: авточехлы. женская парфюмерия» – рекламу внизу главной страницы рядом с безграмотным «очерком» творчества писателей, написанным врачом (!) Аркадия Стругацкого Ю. Черняковым аж в 1995 году. Там есть чему порадоваться: «Писатель Аркадий и Борис Стругацкие – это нормальный, современный, гениальный писатель, изучающий человека методами, в частности, так, как это делал Булгаков. Лев Николаевич Толстой изучал это путем дачи исторической панорамы. Если мы берем предметом литературы изучение человека, высшей нервной деятельности, то есть эго в социуме и эго наедине с эго, это уже будет у нас и Достоевский, это у нас будет Джойс, это уже будет Кафка, то есть это уже весь экзистенционализм (особенно смешно то, что именно так произносил этот термин не кто иной, как профессор Выбегалло из «Понедельника»! – Д.З.), то Стругацкие – это писатели, изучающие... люди с современной методологией, ученые...»
Читать дальше )


Окончание следует.
silent_gluk: (pic#4742428)
[personal profile] silent_gluk
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vchernik в Как устроены тексты поздних Стругацких
(источник)
10:21

Как устроены тексты поздних СтругацкихФОТО: Стругацкие на балконе. 1980-е

Опубликовано: предоставлено для публикации в журнале «Реальный мир»

Дмитрий Володихин

Братья Стругацкие получили необыкновенную известность и высокую признательность советской интеллигенции после выхода повестей, созданных ими в 1960–1970-х годах. Работы, относящиеся к раннему, «романтическому» периоду, завершившемуся с публикацией «Попытки к бегству» (1962), уже сделали АБС весьма значительными фигурами в нашей фантастике. Но впоследствии они постепенно перешли на второй план, уступив пальму первенства повестям «Трудно быть богом», «Обитаемый остров», «Понедельник начинается в субботу», «Парень из преисподней, «Малыш», «Улитка на склоне», «Пикник на обочине».

Тексты 1960–1970-х отличались высоким градусом публицизма — большим, чем в период «Страны багровых туч» и «Пути на Амальтею»; это литература социально-философских идей. Но она

а) Делалась языком, близким потенциальному читателю;

б) Делалась на очень высоком драйве;

г) Делалась в рамках фабульной конструкции, которая основывалась на сюжете-приключении, либо на сюжете-расследовании, т.е. имела детективную составляющую;

д) Была чрезвычайно насыщена диалогами, при сухом, рубленом способе изложения, малом числе прилагательных, малом числе длинных предложений с разного рода сложноподчиненным наворотами и деепричастными осложнениями.

В 1980-х годах ситуация резко изменилась. Притом не видно, чтобы эта метаморфоза коснулось мировоззрения АБС, взглядов, которые ими исповедовались, идей, которые их волновали. Нет, речь идет о способе строить тексты, о творческом методе.

Эти изменения видны на примере трех широко известных текстов АБС, связанных с 1980-и годами: «Хромая судьба», «Волны гасят ветер» и «Отягощенные злом».


Read more... )
silent_gluk: (pic#4742429)
[personal profile] silent_gluk
...после публицистики - критика.

Рябченко А. Дороги земные и звездные: Заметки о фантастике // Кубань. - 1962. - № 6. - С.44-46.

Достижения науки и техники необычайно усилили интерес молодого читателя к произведениям фантастики. Научно-фантастические романы и повести, издаваемые внушительными тиражами, не залеживаются на полках книжных магазинов. В литературу пришел большой отряд писателей-фантастов. «Черные звезды» В.Савченко, «Туманность Андромеды» И. Ефремова, «Уравнение Максвелла» А. Днепрова, «Кратер Эршота» В. Пальмана, «Страна багровых туч» братьев Стругацких, «Легенды о звездных капитанах» Г.Альтова и многие другие книги полюбили наши читатели за показ романтики научного подвига, за острые сюжеты, за светлые образы людей коммунистического завтра.

Роман И.Ефремова «Туманность Андромеды» опоэтизирован образами людей будущего, преодолевающих огромные препятствия в борьбе со стихиями природы. В этом романе смелая фантазия органически сочетается с самыми реалистическими, обыденными подробностями жизни людей будущего. Пусть через две тысячи лет жизнь будет не совсем такой, какой она показана в романе. Но писатель широко распахнул дверь в будущее, пробудил стремление у читателей строить эту жизнь, приближать ее.

Братья Б. и А. Стругацкие опубликовали повесть «Страна багровых туч», где описали полет на Венеру и геологическую разведку планеты. В повести нет сногсшибательных приключений, встреч с венерианами, чудовищными формами жизни. Тем не менее читатель с напряжением следит за тяжелой борьбой отважного экипажа ракеты «Хиус» со стихийными силами Венеры, не выпускающими тайну «Урановой Голконды» из своих цепких объятий.
Читать дальше )

Рассмотрим с позиции высокой требовательности повесть братьев Стругацких «Страна багровых туч».

Обилие общеизвестных астрономических данных о Венере, пространные весьма спорные соображения о принципах устройства фотонной ракеты, наконец, местами нарочитая грубость языка героев настораживают требовательного читателя с первых же страниц и... утомляют. Разумеется, ознакомление читателя с теми или иными научными данными - обязательный компонент фантастического произведения. Но превращение значительной части книги в лекционное описание научной проблемы утомляет читателя и снижает его интерес. За обилием описательных сцен и картин, научных выкладок теряется идея произведения, снижается сила его воздействия.

Повесть Г.Бовина «Дети земли» также рассказывает о полете советских людей на Венеру. Здесь тоже много лишнего и скучного. Данные о космогонии, об образовании планетных систем, природе далеких миров, рассказы из истории астрономии, о жизни выдающихся ученых... добрая четверть книги занята подобной информацией. При чтении временами кажется, что перед тобою не художественное произведение, а популярная брошюра по самым различным отраслям знаний.

Многие страницы романа А. Колпакова «Гриада» пестрят такими оборотами речи: «Величайшим достижением нашей науки является умение перестраивать электронную структуру вещества. Во время движения по тоннелю нет ни корабля, ни нас. Тончайшие и точнейшие процессы, которые мы умеем вызывать, превращают корабль и нас самих в разреженное электронно-мезонное облако. Это зыбкое состояние есть высочайше организованный, саморегулирующийся и самосохраняющийся обратимый процесс...»
Речь здесь идет не о том, что автор «Гриады» допустил в своем произведении отдельные неграмотные обороты. Речь идет о том, что весь язык романа засорен литературными штампами самого дурного толка, загроможден тяжеловесными и высокопарными оборотами.

В новой повести Стругацких «Путь на Амальтею», помимо указанных выше просчетов авторов, бросаются в глаза другие, также очень существенные.

Читатель здесь встречается с Быковым, Юрковским и Дауге, с которыми он подружился по «Стране багровых туч». Летят эти космонавты на усовершенствованной фотонной ракете «Тахмасиб» к спутнику Юпитера Амальтее. Перелистывается страница за страницей, и не узнаются эти в прошлом замечательные люди. Что с ними произошло? Техника двинулась далеко вперед, а люди остались в прошлом, Замечательные, культурные, спокойно-волевые люди вдруг стали невыдержанными, раздражительными, до изумления грубыми.

Авторы почему-то лишили многих героев обыкновенных человеческих имен. Отдельные места в повести буквально ошеломляют читателя:

«Зойка молчала. Она чуть не плакала от смущения.
- Не ори на нее, козел! - гаркнул с другого конца столовой атмосферный физик Потапов...
В столовую просунулась сердитая физиономия.
- Потапов здесь? Валька, буря на Джупе!..».
Это разговор научных работников в столовой на Амальтее.

И далее:
«В образовавшуюся щель втиснулась голова Дауге. Голова повела по рубке глазами, сказала просительно:
- Послушайте, ребята, здесь нет Варечки? (марсианская ящерица - А. Р.).
- Вон! - рявкнул Быков... Голова мгновенно скрылась...
- Л-лоботрясы, - сказал Быков».
«- Черт! - сказал Юрковский. - Все это, конечно, нетривиально...»
«- Пшла! - заорал Жилин.
Варечка метнулась куда-то и пропала.
- Убью! - промычал Быков. - Жилин, на место, черт!» и т. д. и т. п.

Грубостями и вульгаризмами переполнен язык и студентов-космонавтов из рассказа с претенциозным названием «Почти такие же», опубликованного рядом с повестями сборника «Путь на Амальтею». Видно, авторам изменило чувство здравого смысла, понимание диалектики общественного развития, поскольку они допускают, что люди XXII века могут вести себя, как подгулявшие матросы парусного флота.

Роман «Гриада» и сборник «Путь на Амальтею» выпустило в свет издательство «Молодая гвардия». А стоило ли публиковать художественно несовершенные произведения, да еще более чем полумиллионным тиражом?

Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742419)
[personal profile] silent_gluk
...было предварено первое книжное издание "Стажеров".

[Предисловие издательства] // Стругацкий А., Стругацкий Б. Стажеры. - М., 1962. - С.2.


Аркадий Натанович Стругацкий и Борис Натанович Стругацкий широко известны советским и зарубежным читателям, хотя в жанре научной фантастики выступили сравнительно недавно, в 1958 году.
Аркадий Натанович Стругацкий работает сейчас в редакции научно-художественной литературы в Детгизе.
Борис Натанович Стругацкий - научный сотрудник Пулковской обсерватории.
Советские и зарубежные читатели знакомы с такими книгами А. и Б.Стругацких, как "Страна багровых туч", "Путь на Амальтею" и "Шесть спичек", - они издавались в Советском Союзе и были переведены и опубликованы в социалистических странах, во Франции, в Англии, США, Японии.
"Стажеры" - повесть о полете в космос генерального инспектора Международного управления космических сообщений Владимира Юрковского и его друзей Алексея Быкова, Михаила Крутикова и Ивана Жилина, знакомых читателям по книгам "Страна багровых туч" и "Путь на Амальтею". Экипаж корабля "Тахмасиб" посещает различные уголки солнечной системы, встречается с учеными, занятыми проблемами освоения Марса, раскрытия тайн гравитации, исследующими космические лучи. Люди почти такие же, как мы, люди начала XXI века предстают перед читателем как живые с их увлечениями и заботами, с их стремлением сделать мир лучше, прекраснее.
silent_gluk: (pic#4742426)
[personal profile] silent_gluk
И с нами очередной сборник. Очень похожий на тот, который мы рассматривали неделю назад (за что и показывается вне очереди), но все же...



Это вот суперобложка. Опять же, намертво приклеенная к обложке. Кстати, интересно, как такая разновидность называется?..

Читать дальше )

Итак, с нами:

Strougatski A. Le chemin d'Amalthee / Strougatski A., Strougatski B. // Le chemin d'Amalthee: Nouvelles et recits d'ecrivains sovetiques / Trad. par V.Gopner, L.Gaurin; Presentation de N.Grichine. - Moscou: Editions en langes etrangeres, [1962]. - P.328-462. - (Science-fiction et aventures). - Фр. яз. - Загл. ориг.: Путь на Амальтею.
silent_gluk: (pic#4742421)
[personal profile] silent_gluk
И с нами - кусочек сборника. Я собиралась сначала показать сразу два сборника, но потом мне стало лениво. Так что о втором сборнике поговорим в следующий раз. А пока...



Суперобложка. Намертво приклеенная к обложке. Но обложка абсолютно неинтересная, чисто белая, а потому ее тут нет.

Читать дальше )
Итак, с нами:

Strugatsky A. Destination: Amaltheia / Strugatsky A., Strugatsky B.; Transl. by L.Kolesnikov // Destination: Amaltheia / Ed. by R.Dixon; Designed by N.Grishin. - Moscow: Foreign Languages Publishing House, [1962]. - S.294-420. - (Science-fiction and adventure library).

А вот как определили год - я не знаю. Я его из библиографии взяла.
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
Ляпунов Б. Любителям научной фантастики // Мир приключений: Альм.: Кн.8. - М., 1962. - С.291-294.

Научную фантастику можно назвать литературой крылатой мечты. Она переносит нас в мир необычайных путешествий, удивительных открытий и изобретений. Она приоткрывает завесу над будущим и показывает, как сможем мы жить через десятки, сотни и даже тысячи лет. Писатели-фантасты посылают своих героев на Луну, к планетам и звездам, в глубины океана и в недра Земли. Они рисуют картины смелых свершений, которые станут когда-нибудь доступными людям атомного и космического века. Мечта - путеводная звезда для действительности. Мечтать - значит строить в воображении прекрасное грядущее, чтобы воплотить его в жизнь.
Каждый год выходит много научно-фантастических романов, повестей и рассказов. О наиболее интересных из них будет рассказываться в разделе «Любителям научной фантастики», который начинается в восьмой книге альманаха «Мир приключений».
Читать дальше )
Началась эпоха покорения межпланетных пространств. Человек впервые проник за пределы Земли, он готовится полететь на Луну и планеты. Впереди - Космос! Как же будет выглядеть «обжитый» Космос, что будет, когда мы станем хозяевами Солнечной системы? В это космическое будущее человечества заглядывают А. и Б. Стругацкие в сборнике «Путь на Амальтею» (издательство «Молодая гвардия», 1960).
Станция-городок на пятом, ближайшем спутнике Юпитера - Амальтее. Случилось непредвиденное, и населению городка, веселым, энергичным, молодым парням и девушкам, грозит голод, если не прибудет фотонная грузовая ракета «Тахмасиб». И она прилетает, прорвавшись сквозь метеоритный рой, искалеченная, побывавшая на краю гибели... (повесть «Путь на Амальтею»). Со спутника Юпитера авторы переносят нас на Марс, где люди отбивают атаку марсианских чудовищ (рассказ «Ночь в пустыне»), а затем на корабль, возвращающийся с окраин Солнечной системы, который подвергается опасности нападения обитателей Космоса - восьминогих мух (рассказ «Чрезвычайное происшествие»).
Читать дальше )
На книжной полке любителя фантастики найдут место сборники повестей и рассказов «Золотой лотос» (издательство «Молодая гвардия», 1961) и «Янтарная комната» (Детгиз, 1961). В них собраны преимущественно произведения, печатавшиеся за последние годы в периодике. Среди авторов - В. Сапарин, Ю. Сафронов, А. Днепров, Г. Альтов, В. Журавлева, С. Гансовский, А. Шалимов, А. и Б. Стругацкие, М. Дунтау.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742423)
[personal profile] silent_gluk
Объяснение некоторых научных и технических терминов, встречающихся в тексте: [Комментарий к сборнику] // Стругацкий А., Стругацкий Б. Путь на Амальтею. - М.: Мол. гвардия, 1960. - С. 143.

Радиооптика - раздел физики, изучающий закономерности генерации, распространения и взаимодействия с веществом радиоволн. Инженер-радиооптик - специалист по радиоастрономическим устройствам.
Читать дальше )


В принципе, Библиография это считает публицистикой (в смысле что а) отдельным текстом, б) не художественным), так что пусть и тут будет.
silent_gluk: (pic#4742421)
[personal profile] silent_gluk
Громова А. На пороге неведомого века // Молодая гвардия (М.). - 1962. - № 6. - С.268-273.

Советская научная фантастика стремительно растет и вглубь и вширь. Появились новые темы, новые имена. Аркадий и Борис Стругацкие, Анатолий Днепров, Владимир Савченко, Валентина Журавлева и другие лишь недавно заявили о себе первыми рассказами, а сегодня уже нельзя говорить о перспективах развития нашей научной фантастики, не учитывая их поисков и достижений.
Читать дальше )
В рассказе Аркадия и Бориса Стругацких «Почти такие же» присутствует то же драгоценное ощущение реальности и достоверности фантастичного. Герои этого рассказа тренируются перед полетом в космос. Примерно так же тренировались Юрий Гагарин, Герман Титов и их товарищи. Только герои этого рассказа никак не могут претендовать на роль пионеров космоса: уже налажены рейсы между планетами и уходит в космос первая межзвездная экспедиция. Они мечтают о полетах к далеким звездам и спорят о том, зачем человеку звезды (о планетах, близких к Земле, спору уже нет, все ясно, они оказались очень нужны). У них другой быт, основанный на более высоком техническом уровне, чем у нас. Но это те же люди, почти такие же, как мы, только живущие в мире, более просторном, богатом и, надо полагать, более гармонично устроенном, чем наш. Они влюбляются и страдают от размолвок, они мечтают и спорят, шутят и грустят - не почти как мы, а так же, как мы.
Одна из наиболее привлекательных черт дарования Аркадия и Бориса Стругацких - это уменье экономными штрихами рисовать характеры героев без дешевой патетики и сентиментальности. С этой точки зрения едва ли не лучший их рассказ «Белый конус Алаида». Герой этого рассказа - суровый, замкнутый «космический волк» Ашмарин и его молодые помощники Гальцев и Сорочинский выписаны так четко, что фантастическое повествование приобретает чисто реалистическую, почти бытовую достоверность и убедительность. Теми же качествами отличаются повести «Страна багровых туч» и «Путь на Амальтею» - все здесь дается через восприятие героев, психология которых нам понятна, а поэтому и самые фантастические события выглядят как реальные или, во всяком случае, как вполне возможные.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
Чешкова Л. Река мечты // Вокруг света (М.). - 1962. - № 2. - С.61-64.


Современную советскую фантастическую литературу хочется сравнить с рекой. Не с равнинной, плавной и устойчивой, а с горной – изменчивой, неровной, но сильной. Порой она бежит тоненьким ручейком, порой низвергается водопадом. Часто петляет, прорываясь сквозь скалы. И все же ни на секунду не останавливает свой бег. Какие же источники питают ее? Куда держит она свой путь?

СЛОВО - ФАКТАМ
1960-1961 годы были очень плодотворными для советской фантастики. Вот простой перечень книг, изданных в это время: сборник рассказов И. Ефремова, где напечатана повесть «Сердце змеи», романы Г. Мартынова «Каллистяне» и Н. Шпанова «Ураган», два сборника рассказов А. и Б. Стругацких - «Путь на Амальтею» и «Шесть спичек», повесть В. Савченко «Черные звезды» и сборник рассказов А. Днепрова «Уравнения Максвелла», книги И. Забелина «Пояс жизни», А. Казанцева «Лунная дорога», Г. Гуревича «Рождение шестого океана» и «Прохождение Немезиды», В. Журавлевой «Сквозь время», Г. Бовина «Дети Земли», А. Колпакова «Гриада», А. Волкова «Марс пробуждается», сборники фантастических повестей и рассказов - «Альфа Эридана» и «Золотой лотос», шестая книга альманаха «Мир приключений» и шесть выпусков «Искателя».
Нетрудно заметить - даже по названиям - что тема освоения космоса набрала, если так можно сказать, наибольшее число писательских голосов. Это вполне объяснимо: 60-е годы войдут в историю как годы, когда человек впервые шагнул в космос.
Немало и произведений, герои которых не мчатся по звездным дорогам, а заняты решением земных проблем - конструированием сложнейших электронных машин (А. Днепров, «Суэма»), изучением возможностей человеческого мозга (рассказ «Шесть спичек»), передачей энергии без проводов («Рождение шестого океана»). Интерес к таким темам тоже не случаен: именно в области физики, химии, математики, биологии делаются сейчас важнейшие открытия.
Читать дальше )
ГЕРОИ ГРЯДУЩЕГО
Вы, конечно, помните инженера Лося - героя повести А. Толстого «Аэлита». Невысокий, в холщовой грязной, раскрытой на груди рубахе, с вечной трубкой в зубах, с горькими морщинами у рта. Помните его «лабораторию»: едва освещенный, заваленный книгами сарай, нагромождение лесов, сквозь которые поблескивает металлическая, с частой клепкой поверхность сферического тела.
Ученый, один, своими силами, построивший ракету. Ученый, который в большом и сложном деле - полете на Марс - действует лишь на свой страх и риск. Как странно читать об этом сегодня... Исчезают из нашей жизни ученые-одиночки, исчезают они и из советской фантастики. Вместе с Быковым, героем произведений Стругацких, путь на Амальтею держат планетологи Дауге и Юрковский. штурман Крутиков, бортинженер Жилин, радиооптик Шарль Моллар. Плечом к плечу встречают они опасность... Двух своих представителей - ученых Широкова и Синяева - посылают люди к жителям далекой планеты Каллисто. Разве одному человеку под силу донести до той цивилизации все достижения Земли и рассказать людям об успехах каллистян? О большом коллективе ученых рассказывается и в повести В. Савченко.
В разное время живут герои этих фантастических книг. Здесь и наши современники. А, например, Быков и его товарищи родились где-то около двухтысячного года. Но, несмотря на эту «разницу лет», в них очень много общего. Мы не говорим о таких общечеловеческих качествах, как мужество, внутренняя сила, целеустремленность. Эти черты свойственны и некоторым героям сегодняшней зарубежной фантастики. Герои произведений современной советской фантастики чувствуют локоть тех, кто трудится рядом с ними для народа. Это рождает в них качества, необыкновенные, свойственные только людям, которые ощущают себя частицей большого коллектива, - уверенность в жизни, в себе, готовность поступиться своими интересами ради общего дела...
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742424)
[personal profile] silent_gluk
Оригинал взят у [livejournal.com profile] wolfox в я всегда интересуюсь как

Под впечатлением от прекрасной [livejournal.com profile] laas (рейс Земля - Солярис) и с благодарностью не менее прекрасной [livejournal.com profile] _ku_ (рейс Земля - Амальтея).
Винегрет из всякого, прочитанного, просмотренного, пропитавшего.
И "Интерстеллар" как полетный лидер, задающий темп.


Черные дыры, белые дыры - рваный космос пора заштопать,
Млечный путь стекает в прорехи, камень цепляет весло,
И голос пространства стихает, становится - будто шепот,
Летит "Серенити", мчится "Эндуранс", вращается "Вавилон".

И где-то там "Энтерпрайз", хоть за ним и думать угнаться глупо,
"Черный ястреб", линкор "Ямато", те, кто знают, придут, спасут.
Я - "Тахмасиб", я ползу к Амальтее с грузом куриного супа,
Это, конечно, не мир спасать, но ведь людям нужен и суп.

Костер разложить из звезд, руки погреть над холодной плазмой,
Люди так долго рвались сюда, дорвались - мало все равно.
Слишком мало Вселенной - хочется дальше, иных, многоцветных, разных,
Небелковых существ без эмоций и речи под альфа-зеленой луной.

И вот улетают все дальше по чудным своим орбитам,
Кто вернется, кто обернется, рванется... никто, никто.
Я - "Тахмасиб", и я падаю,
падаю,
падаю на Юпитер,
С грузом консервных банок и бульона на сотню тонн.

Солярис, Солярис, я - "Тахмасиб", как слышно, прошу, ответьте,
Как измерены формулы нашей любви, как записаны в Океан?
Можно ли слепо вести корабль, полагаясь на солнечный ветер?
Можно ли слепо верить и не бояться касания старых ран?

Солярис, Солярис, я - "Тахмасиб", не молчите, скажите прямо,
Как возможен контакт между вирусом гриппа и муравьем?
Как возможен контакт меж кометой Галлея и словом "мама"?
Как возможен контакт меж любыми двумя существами, оставшимися вдвоем?

Если люди и космос - одно, макрокосмос и микрокосмос,
Если мы - часть чьего-то замысла, чем он проект чертил?
Лев рычит, Змееносец молчит, Дева звезды вплетает в косы,
Изнутри Юпитера видно, что мир спокоен, упрям и тих.

Мир спокоен, незыблем, верен, и на одном языке означает "вещий",
На другом "лес", на третьем "небо", на пятом "я вижу сны".
И, если вдуматься, многое можно понять по одной лишь вещи:
Что на нашем он означает состояние не-войны.

Солнце падает в море, шипя, заходит за горизонт событий,
Пахнет супом, сгоревшей проводкой и старой бумагой чуть-чуть.
Вчерашняя почта, рекламы и спам - то, чем черные дыры забиты,
Плюс, конечно, еще и книгами. Все живое служит Лучу.

Служит, не служит, гордится собой, рвется дальше, сопя, потея,
Солярис, Солярис, спасибо, я вижу и слышу - уже не сон:
Там, за горизонтом событий, я приземляюсь на Амальтее,
И гляжу, как из червоточины вылупляется бабочка-махаон.
silent_gluk: (pic#4742428)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс завершает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.


Метафизика Стругацких

Чепуха совершенная делается на свете.
Николай Гоголь

Это вовлечение Бога в скучные пустяки подавляло меня...
Максим Горький

То, что не имеет названия, проще отринуть, назвав виденьем, однако удержав контакты старинного рода, просыпаясь и взрослея, мы обретаем шанс лицезреть отчасти познанную реальность. А под впечатлением от увиденного — задуматься над вопросом об истинном субъекте Мира Полудня, его природе, целях. Профессиональная инфраструктура исканий и размышлений братьев — «карты ада», следуя определению фантастики Кингсли Эмисом, т. е. в данном случае разглядывание, не прямо, а посредством искривленного зеркала, неприглядных аспектов бытия. Подобное соглядатайство редко приносило счастье. Может быть, никогда.

Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742428)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс продолжает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.


Перемена участи

Нам нельзя терять веру в человечество, поскольку мы сами люди.
Альберт Эйнштейн

Тихие сумасшедшие приближают будущее.
Габриэль Гарсия Маркес

Эпитафия или фатальный приговор «целому мировоззрению», воплощенному в цикле о Мире Полудня-1, предполагался быть вынесенным в заключительных строках ненаписанного романа «Белый ферзь» («Снежная королева»): книги о пересмотренной версии мира XXII века. О его не столько коммунистической, сколько гностической модели — восстающих из вод истории концентрических кругах Атлантиды или ощерившейся макабрическим флотом Антарктиде a la Швабия-211. Другими словами, о Мире Полудня-2, обновленная версия которого оказывается сродни химере греческого полиса: сообществу свободных граждан — философов, поэтов, интеллектуалов, риторов. И — черни. Правда, в мире технического совершенства чернь предана остракизму. На ум приходит сентенция: «Это общество будет и демократичным, и благоденствующим — в нем все будут иметь по три раба…»

Читать дальше )


Окончание следует.
silent_gluk: (pic#4742419)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс продолжает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.


Катакомбы Мира Полудня (мир заката)

Нет прекрасной поверхности без ужасной глубины.

Фридрих Ницше

Что если пристальнее вглядеться во внутреннюю механику Мира Полудня? Художественный текст допускает различные подходы к своему анализу. Можно исходить из прочтения, которое предлагается замыслом создателя. А можно рассматривать текст как синтетическое произведение, полагая сознание автора инструментом со-творения opus’а наряду с контекстом — культурными обстоятельствами, идейной матрицей, стилем эпохи. Или прибегнуть к герменевтическим толкованиям — у талантливого сочинения множество интеллектуальных, культурных обертонов.

Читать дальше )

Продолжение следует.
silent_gluk: (pic#4742424)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс продолжает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.


Государство-корпорация

— В конце концов, что нам нужно? — сказал Тесть. — Либо объединенные хонтийцы, без этой своей гражданской каши, либо наши хонтийцы, либо мертвые хонтийцы... В любом случае без вторжения не обойтись. Договоримся о вторжении, а прочее — уже детали... На каждый вариант уже готов свой план…

— Тебе обязательно надо нас без штанов пустить, — сказал Деверь. — Тебе — пусть без штанов, лишь бы с орденами.

А. и Б. Стругацкие. «Обитаемый остров»[27. Эпиграф взят из окончательного варианта романа (в редакции Бориса Стругацкого) 1992 года. Этот вариант — в некотором смысле первоначальный, поскольку восстановлены сокращения и исправления, внесенные при первой публикации по требованию цензуры.]


Читатели — диссиденты и не диссиденты, размышляли над предъявленными Стругацкими моделями футуристичной государственности и поведения индивида при конфликте с социальной реальностью/политическим строем.
Читать дальше )

Продолжение следует.
silent_gluk: (pic#4742427)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс поодолжает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.


Тоска о будущем

Конечно, это все в прошлом, но есть тоска о будущем.
Филипп Бобков

Реакция на фильмы по произведениям Стругацких связана не только с их художественными качествами, но и с выразительными политическими аллюзиями. Как же прочитывается и прочитывается ли вообще в постсоветских обстоятельствах, в контексте событий переломного 2014-го снимавшаяся дольше десятилетия картина Алексея Германа «Трудно быть богом», первые сценарные замыслы которой восходят к сакраментальному 1968-му году? Не исключено, профетизм «ненавистной жижи» деконструктора-парфюмера, опрокинувшего представление о философском камне прогресса, может оказаться на шаг ближе к настоящему будущему, к злобе дня, ведь, по словам режиссера: «„Трудно быть богом” — отчет о том, как я вместе со всеми проживал эти десять лет, как мы сами позвали серых и как они превратились в черных»[17. «[В конце 90-х] я вдруг понял, что мне почти ничто не интересно, кроме перспективы целиком, с нуля, выстроить другой мир. „Хрусталева” я делал, чтобы объяснить себе и остальным психологию опущенной, изнасилованной страны. Почему это произошло и как с этим жить? А „Трудно быть богом” — это отчет о том, как я вместе со всеми проживал эти десять лет, как мы сами позвали серых и как они превратились в черных. Но это все довольно тривиально. Нетривиально — что мог бы сделать Румата и как он во всем этом виноват?» (Цит. по: Быков Дмитрий. Надежда для Арканара. — «Огонек», 2008, № 10, 3-9 марта).].

Читать дальше )

Продолжение следует.
silent_gluk: (pic#4742421)
[personal profile] silent_gluk
Вернемся к "Политологии будущего", которую я начала перепощивать несколько дней назад.

Сим постом мастер Гамбс поодолжает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС - www.intelros.ru.
Живет в Москве.



Обитаемый остров Россия

Недостаточно делать добро, надо делать его хорошо.
Дидро

Зло тихо летать не может.
Петр I

Название повести Стругацких «Обитаемый остров» напоминает о статье безвременно ушедшего Вадима Цымбурского «Остров Россия». Понимание Московского государства как острова спасения восходит едва ли не ко временам падения Византии, точнее к концу XV — началу XVI веков. Именно тогда формируется самоощущение русского народа как особой общности.

Читать дальше )

Продолжение следует.
silent_gluk: (pic#4742429)
[personal profile] silent_gluk
Сим постом мастер Гамбс начинает перепост отсюда - http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/7/10n-pr.html - статьи А.Неклессы "Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст"

Текст большой, так что на несколько дней его хватит...

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА
Политология будущего. Стругацкие: футур-текст и российский контекст


Неклесса Александр Иванович
(1949, Москва) — член бюро Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, председатель Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации, руководитель Группы ИНТЕЛРОС <www.intelros.ru>.
Живет в Москве.


Письмо в бутылке

Вдруг что-то случилось с современным механизмом: стрелки, секундная, минутная и часовая, закрутились с невероятной скоростью, словно в бессмысленной гонке, а в рамке дней недели стало выскакивать одно за другим: понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, воскресенье, понедельник, вторник, среда, четверг…

Василий Аксенов


От иных сновидений непросто отрешиться, но криптографическая заноза может послужить стимулом эволюции.

Творчество людей — пульс и ртуть настоящего, прошлое — каталог проб и ошибок, грядущее — чертеж, меняющийся в процессе работы. История не есть исключительно искусство чтения хроник: ее живое тело, суть и добродетели — продвижение в будущее ради обретения настоящего.

Читать дальше )


Продолжение следует.
silent_gluk: (pic#4742422)
[personal profile] silent_gluk
Сегодняшняя статья утащена отсюда: http://www.ng.ru/ng_exlibris/2014-07-24/5_gopman.html?print=Y

Прекрасный и яростный мир Арканара

Самой знаменитой книге братьев Стругацких – 50 лет


Владимир Гопман



В Арканаре пока все спокойно. Иллюстрация из книги

Передо мной первое издание повести Аркадия и Бориса Стругацких «Трудно быть богом» (в книгу вошла также повесть «Далекая Радуга»). В выходных данных значится: дата подписания в печать – 21 мая 1964 года. Значит, в книготорговлю тираж поступил на переломе лета и осени. Я купил книгу в конце августа, в книжном магазине около метро «Добрынинская» (сейчас на его месте находится «Макдоналдс»). Напротив магазина, через площадь, стояло здание, на торце которого тогда красовалось внушительное панно: две фигуры, мужская (кажется, с отбойным молотком на плече) и женская, осененные надписью «Мы строим коммунизм!». (Этот образец наглядной агитации, исполненный воистину «шкодливой рукой Остапа», был удален в 1990-х.)

Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742422)
[personal profile] silent_gluk
...а у меня так и не дошли руки перепостить июньскую библиографию. Срочно исправляюсь.

Взято отсюда: http://www.rusf.ru/abs/sb1406.htm

СТРУГАЦКИЕ. ТЕКУЩАЯ БИБЛИОГРАФИЯ
ИЮНЬ 2014


(на русском языке)

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ


     

Стругацкий Аркадий, Стругацкий Борис. Понедельник начинается в субботу; Сказка о Тройке (2 экз.): Фантаст. повести / Послесл. С.Переслегина «Полдень...» начинается в субботу» (С. 599-606); Сост. Н.Ютанов; Сер. оформл. С.Герцевой, А.Кудрявцева; Ил. А.Карапетяна; Худож. А.Дубовик; Дизайн макета А.Нечаева. – М.: ООО «Изд-во АСТ»; СПб.: Terra Fantastica, 1997. – 608 с. – (Миры братьев Стругацких). 11.000 экз. (п) ISBN 5-7841-0317-2; ISBN 5-7921-0150-7
Подп. в печ. 13.02.1997. Заказ 1401.
    Содерж.:
      С. 5-260: Понедельник начинается в субботу: Повесть-сказка для научных работников младшего возраста
      С. 261-270: Послесловие и комментарий: Краткое послесловие и комментарий и.о. заведующего вычислительной лаборатории НИИЧАВО младшего научного сотрудника А.И.Привалова
      С. 271-472: Сказка о Тройке (1-й экз.): История непримиримой борьбы за повышение трудовой дисциплины, против бюрократизма за высокий моральный уровень, против обезлички за здоровую критику и здоровую самокритику, за личную ответственность каждого, за образцовое содержание отчетности и против недооценки собственных сил
      С. 473-598: Сказка о Тройке (2-й экз.)



Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742428)
[personal profile] silent_gluk
Шитова В. Вымысел без мысли: Заметки о научной фантастике / Рис. И.Оффенгендена // Юность (М.). - 1961. - № 8. - С.67-73.

(Окончание)

Авторы на все лады прославляют своих героев, описывая ширину их плеч и высоту лбов, пронзительность взоров и точность движений.
Они помещают их в самые невероятные обстоятельства, обрекая на одиночество в ракете, которая вернется к Земле через сотни лет, бросая на дно зловещих лунных провалов, перенося к обитателям неведомых планет.
Они твердят о том, как этим героям трудно, прославляют победителей, поют торжественные реквиемы погибшим...
А вы остаетесь спокойны. Дурная условность этих книг, их непреодолимая, всепроникающая «невсамделишность» все время мешают вам усвоить предложенный автором нравственный урок.
Читать дальше )
silent_gluk: (pic#4742420)
[personal profile] silent_gluk
Шитова В. Вымысел без мысли: Заметки о научной фантастике / Рис. И.Оффенгендена // Юность (М.). - 1961. - № 8. - С.67-73.


Позвольте, ведь журнал «Юность» как будто бы не отличается интересом к научной фантастике: я читаю его вот уже седьмой год, и за все это время он опубликовал всего один рассказ да две повести писателей-фантастов. Так почему же он печатает эти заметки?
- Потому что у журнала и у научно-фантастических произведений общий читатель. К нему я и обращаюсь.
- И все-таки, мне кажется, что этот читатель - простите за откровенность - с большим удовольствием увидал бы на этих страницах не вашу статью, а хорошую научно-фантастическую повесть.
- Вы правы. Но коль скоро такая вещь пока еще не принесена в редакцию, может быть, не будем терять времени и поговорим о фантастике, которая уже есть, и подумаем над тем, какой бы она могла быть.

Читать дальше )

Окончание следует.
silent_gluk: (pic#4742415)
[personal profile] silent_gluk
Есть теория, что читатели "привыкли" к образу будущего, изображенному в "Туманности Андромеды". То есть возвышенному и т.д. А Стругацкие писали свои произведения, в частности, и полемизируя с Ефремовым: и будущее - не _настолько_ отдаленное, и персонажи - приближены к современникам писателей. И не всем это нравилось.

Щелоков А. Со смаком! // Литература и жизнь (М.). - 1961. - 14 мая. - С.3.

Я не раз пытался представить себе Человека Будущего. В воображении возникали образы высококультурных людей - влюбленных в науку и одновременно любящих и знающих искусство.
Счастливый случай помог мне избавиться от заблуждений. Я прочитал книгу А. и Б. Стругацких «Путь на Амальтею» и теперь доподлинно знаю, какой он - герой грядущих веков. Уж он-то не будет колебаться на золотой середине между физиками и лириками. Не то время! В кармане у человека XXI века технический справочник и словарь питекантропа. Вот как, например, разговаривает с персоналом звездолета его капитан Алексей Петрович Быков: «Знаете что, планетологи... Подите вы к черту!», «Вон! Лоботрясы!», «Кабак! Бедлам!».
И вообще слово «черт» - самое распространенное в будущем. Им пользуются почти все грамотные люди. Смачно чертыхаются бортинженер Жилин и планетолог Дауге. Но обоих их, конечно, перещеголял курсант Высшей Школы Космогации Гургенидзе.
«- Ни черта, ребята, - сипло сказал Гургенидзе и встал. - Ни черта. - Он страшно зашевелил лицом (!), разминая затекшие мускулы щек. - Ни черта...»
В самой школе царят нравы бурсы. Старшекурсники именуют младших «мальками» и блистают знанием бранных слов. Правда, и о боге космонавты не забывают. «Слава богу», - говорит штурман звездолета, «Боже мой!» - восклицает планетолог Дауге, «Слава аллаху», - заключает курсант Высшей Школы Космогации Ермаков и тут же добавляет, обращаясь к товарищу: «Шел бы ты...»
Хочется искренне поблагодарить редактора издательства «Молодая гвардия» Б. Клюеву, которая не коснулась своим требовательным пером этих и других самородных слов, позволив авторам донести до нас живое дыхание будущего...
А. ЩЕЛОКОВ,
журналист


silent_gluk: (pic#4742471)
[personal profile] silent_gluk
Сегодня у нас - отрывок из книги.
Ларин С. Литература крылатой мечты. - М.: Знание, 1961. - С.43-44.


[…]
Может, однако, возникнуть вопрос: а не исчезнет ли из научно-фантастической литературы, после ее «размежевания» с приключенческой и детективной, подлинная напряженность сюжета, вытекающая из романтики борьбы и пафоса преодоления трудностей? Нет! Просто острота сюжета приобретет совсем иной характер. Это мы можем видеть на примере некоторых произведений наших молодых фантастов.
Братья Стругацкие, сравнительно недавно пришедшие в литературу, последовательно осваивают космическую тему. Их повести «Страна багровых туч», «Путь на Амальтею» и некоторые рассказы связаны между собой не только «общими» героями, обстановкой будущей жизни на Земле, научными проблемами, но и близостью своего художественного построения. А последнее определяется той основной идейной установкой, которая красной нитью проходит через большинство произведений Стругацких: путь на другие планеты - это не легкая космическая прогулка, а ежечасное, ежесекундное героическое преодоление трудностей, когда человеку приходится бороться не только с неожиданными коварными и грозными препятствиями, но и покорять собственное земное тело, неприспособленное по самой своей природе ни к «климату» Венеры, ни к «условиям» Юпитера, покорять свою психологию, ежедневно сталкиваясь с необычным, непривычным, непонятным. Вот на преодолении подлинных, огромных (а не мнимых и при ближайшем рассмотрении весьма мизерных) трудностей и строится острый, динамичный, напряженный сюжет большинства произведений Стругацких.
Путь на Амальтею (в одноименной повести), на один из спутников Юпитера, где расположилась земная планетологическая станция, обычно является несложным рейсом для фотонных межпланетных грузовиков, стартующих с Земли и Марса. Но этот перелет выдался нелегким. Метеорит повредил корабль, его двигатели и управление вышли из строя. И «Тахмасиб» начал медленно падать на Юпитер, погружаясь в его газообразные зловещие недра. И тут на грани встречи со смертью люди планетолета собирают все свои силы и совершают невозможное. Капитан с молодым инженером, пробравшись за борт корабля, повисшего в атмосфере Юпитера, исправляют повреждения. С волнением следишь за этой битвой со смертью. Людей давит перегрузка, атмосферное давление. Останавливается сердце. Во рту привкус крови. Но корабль исправлен. Корабль прибыл к месту назначения...
[…]
silent_gluk: (pic#4742425)
[personal profile] silent_gluk
...складывалась уже в 1961 году.

Горбунов Ю. Неужели так будут говорить люди будущего? // Звезда. - 1961. - № 8. - С.221.

Познакомясь с научно-фантастическими рассказами и повестью А. и Б.Стругацких "Путь на Амальтею" (изд-во "Молодая гвардия", 1960), приходишь к печальному выводу, что люди будущего - это далеко не передовые люди, недостатки которых ни время, ни образование не исправили.
Послушайте, как говорят герои повести:
"-Hе ори на нее, козел! - гаркнул атмосферный физик Потапов".
"-Лопать захочет - придет".
"-Ерунду порет Грегуар"...
"Они очень любили друг друга и сиганули туда полюбоваться на звезды"...
"У него такая особая морда".
Герои называют друг друга "извергами", "бездельниками", "слепыми филинами", "трепачами", "мальками"...
Неужели авторы повести решили, что люди будущего будут так говорить?

silent_gluk: (pic#4742419)
[personal profile] silent_gluk
Одна из знаменитейших статей о творчестве Стругацких. Правда, не исключено, что знаменита она лишь тем, что первая в своем роде.

Голдовский Б. Кое-что о «мальках...» // В мире книг (М.). - 1961. - № 10. - С.41.

...Перед пультом толпилась целая куча явных мальков. Они переругивались, размахивая руками, и отпихивали друг друга... Мальки взревели. Кого-то стащили с кресла и выпихнули прочь. Он был взъерошен и громко кричал:
- Я же говорил!
- Почему ты такой потный? - презрительно спросил его Панин (стр. 93).
- Ну, - сказал Панин, - чтобы в такой обстановке остаться че-ло-ве-ком, надо озвереть.
Он схватил Гургенидзе за шею и согнул его пополам (стр. 106).
- Трепачи, - возразила Гала (стр. 32).
- Не понимаю, как можно так откровенно заботиться только о своем брюхе... (стр. 33).
- Не ори на нее, козел! - гаркнул с другого конца столовой атмосферный физик Потапов (стр. 8).
- Изверг! - воскликнул Дауге.
- Без-здельники, - сказал Быков.
- Это он, - сказал Дауге трагическим голосом. - Посмотри на его лицо, Владимир! Палач!..
- Знаете что, планетологи. - сказал Быков. - Подите вы к черту! (стр. 11).
Это не сценки из быта малолетних правонарушителей. Это описание жизни людей будущего в книге А. Стругацкого и Б. Стругацкого «Путь на Амальтею», изданной «Молодой гвардией» в 1960 году.
Да и внешне все эти скандалисты (простите, люди будущего) малопривлекательны.
«...за столом у вычислителя сидел штурман.., подперев пухлым кулачком двойной подбородок» (стр. 11).
«Отсидел физиономию, - подумал Жилин» (стр. 77).
Прочтешь такое и подумаешь: «Спасибо братьям Стругацким за то, что «ясную» картину будущего нам явили. А то ведь иной чудак живет и не ценит нынешней благодати, в будущее рвется. Сейчас хоть милиционеры есть. А если в будущем начнут хватать за шею, гнуть в дугу, всякими словами обзывать, кому пожалуешься?
И еще спасибо издательству «Молодая гвардия» за то, что столь своевременно останавливает нашу не в меру горячую молодежь на полпути в грядущее, издав книгу Стругацких тиражом в 315000 экземпляров».
Б. ГОЛДОВСКИЙ

Profile

ru_strugackie: (Default)
Беседы о творчестве А. и Б.Стругацких

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 04:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios